HJЛичный опыт

«Я каждый день сканирую QR-код»: Студенты из СНГ на карантине в Китае

Как работает приложение для слежки за гражданами и правда ли китайские власти занижают число больных

Пока многие страны в панике закрывают своих граждан в квартирах, Китай возвращается к обычному ритму жизни. Из-за пандемии коронавируса китайские власти ввели тотальный карантин в конце января, и в разных регионах он продолжался от одного до двух месяцев. За это время в стране ввели особые меры: сократили транспортные сообщения, закрыли города и разработали приложения, позволяющие получать данные о состоянии здоровья и передвижениях не только граждан, но и иностранцев. Большинство из них студенты китайских вузов. Вместе с местными жителями они стали «первопроходцами» высокотехнологичной зоны самоизоляции и контроля. 

Рамазан и Валентина эти зимние каникулы провели в режиме полной изоляции. Рамазан из Казахстана, в данный момент учится в провинции Цзянси, городе Наньчан. Вот уже два месяца он не может свободно выходить за территорию своего университета. Валентина из России, еще до эпидемии ненадолго приехала погостить к своему китайскому парню в небольшой городок Цзяоцзо в провинции Хэнань. Ей пришлось задержаться. Они рассказали, что такое строгий карантин «по-китайски» и дали советы людям в похожей ситуации.

Интервью взяла Диана Каримова

– Какие мысли у вас возникли, когда впервые услышали новости о быстром распространении смертельного вируса по Китаю?

Рамазан: Первые новости появились примерно в декабре: нашли новый вид пневмонии. В начале января уже начиналась всеобщая паника. Я практически не испугался, но понял, что будет «блокада», и я не смогу выходить из кампуса наружу, в том числе вернуться в свою страну.

Валентина: СМИ, а особенно китайские СМИ, любят паниковать. Поэтому, когда я услышала новости о вирусе, первая мысль была: «Какой вирус, ребят, грипп обычный»! На тот момент заболевших было мало, я и не думала, что это настолько все серьезно. А когда поняла, что происходит на самом деле, мне стало немного страшно и я решила никуда не ехать.

– Почему вы все-таки решили остаться в Китае и не возвращаться домой?

Рамазан: Я подозревал, что эпидемия может перерасти в пандемию. Если бы я решил уехать в Казахстан, во-первых, возникли бы проблемы с перелетами и прохождением карантина в моей стране, потому что у нас с этим дела обстоят не очень хорошо. Во-вторых, я подумал, что лучше переждать все в Китае, ведь здесь хорошая дисциплина и вирус должны устранить очень быстро.

Валентина: У меня был небольшой выбор. Эпидемия застала меня в маленьком поселке, где я проводила время со своим молодым человеком. Либо я остаюсь здесь, либо возвращаюсь в общежитие, либо еду домой. На тот момент поезда уже переставали ходить, и я не хотела приезжать в опустевшую комнату. Были подходящие билеты домой, но многие рейсы отменяли и мне было страшно, что мой тоже могут отменить. К тому же, во время перелета риск заражения возрастает. Поэтому я осталась. Но не подозревала, что это будет настолько долго. Думала, максимум месяц, а потом можно будет возвращаться на учебу (учеба в китайских вузах не возобновлена до сих пор, студентам строго запрещено возвращаться в кампусы — прим. HJ).

Пассажиры в масках и в полиэтиленовых пакетах гуляют возле железнодорожного вокзала Шанхая, Aly Song / Reuters

– Расскажите подробнее о китайской дисциплине. Какие меры по контролю за гражданами во время карантина предпринимали власти? Как известно, компанией Alibaba Ant Financial был разработан специальный “health code”, который отображает состояние здоровья каждого гражданина. Необходимо ли было вам регистрироваться в этом приложении? Как оно работает?

Рамазан: Да, в конце января университет обязал нас регистрироваться в этой программе. Необходимо было ввести адрес проживания, номер паспорта и т.д. На основе твоих данных программа создает QR-код. В любом месте, куда бы ты не пришел (торговые центры, общепит, рынок), нужно отсканировать QR-код на входе и показать свой «здоровый код». Помимо этого, у тебя проверяют температуру. Если все в норме, разрешают пройти внутрь. В данном случае, я считаю, что дисциплина соблюдена очень хорошо. Как только ты отсканируешь код, в истории сохранится, что ты был в этом месте. Если будут заражения, правительство может сразу выявить тех, кто находился рядом. Если это был ты, то твой код может автоматически с зеленого «здорового» цвета измениться на желтый (значит, ты находишься в группе риска). Так можно быстро изолировать потенциально зараженных людей и предотвратить еще большие заражения.

Валентина: Я не смогла зарегистрироваться в этом приложении, так как программа запросила ввести номер китайского удостоверения, а у меня его, конечно же, нет. На входе в супермаркеты я заполняла свои контактные данные на бумаге, те же самые, что китайцы должны заполнять в приложении. Я каждый день сканирую QR-код, который нам присылают в онлайн группе иностранцев моего универа, и тоже предоставляю информацию о себе, своем местонахождении и передвижениях.

– Знаете ли вы о каких-нибудь других методах предотвращения эпидемии в Китае?

Рамазан: Китай сразу же закрыл границу, отменилось множество рейсов, особенно через Ухань. Были перекрыты автомобильные пути, железнодорожные и авиасообщения. Также все кампусы и жилые комплексы были полностью закрыты. Мой университет закрыли 28 января и до сих пор никто не может выходить за его территорию.

Валентина: Был такой период, когда из своих жилых комплексов людей выпускали по одному человеку раз в два дня. В нашем жилом комплексе были «корешочки», которые всегда нужно было брать с собой при выходе, чтобы охранник поставил на них дату. Потом их сменили на сканирование QR-кодов или заполнение рукописной таблицы. Был забавный момент: еще до введения карантина мы поехали в деревню к родителям парня. На дороге стояли два человека в масках, которые держали веревочку (импровизированный «шлагбаум») и не давали машинам проехать. На таком посту проверяли, все ли в масках, и спрашивали, кто куда едет. Позже говорили, что все дороги перекрыты полностью.

– Как вы добывали необходимые товары?

Рамазан: После закрытия кампуса комендант нашего общежития каждый день ездил в магазин и поначалу привозил только самое необходимое. Студенты начали жаловаться, что многого не хватает. Тогда кураторы дали нам контакт коменданта и предложил писать ему, что именно нам нужно закупить в магазине. Университет учел наши пожелания и таким образом мы не отказывали себе в тех продуктах, которые привыкли покупать в магазинах сами.

Если тебе необходимо выйти из кампуса, то можно подать запрос. Нужно объяснить кураторам причину и расписаться, что в случае чего, ты ответственен за распространение вируса. Затем ты получаешь заветную бумагу о том, что тебе разрешено выйти «наружу». Прогуляться по территории кампуса можно без специальных разрешений. Но перед выходом опять нужно заполнить бумаги, указать свое имя, комнату, студенческий номер, дату и температуру (ее также измеряют на месте).

Валентина: Мы до последнего не хотели выходить из своей квартиры, а когда у нас закончилось буквально все (даже рис), решили выйти. Это был самый первый день, когда ввели ограничения. Нас не выпускали, хотя ближайший магазин находился буквально в 30 метрах. Сказали: отсканируйте код и завтра вам привезут продукты. А что именно за продукты? Никто не знает. А что делать сейчас, когда ничего нет? В итоге меня кое-как выпустили, и я смогла быстро закупиться. Позже люди выходили, но только по одному. Не могу сказать, что все было очень строго, но ограничения чувствовались. Карантин продолжался примерно месяц.

Кассир в защитном снаряжении работает на кассе супермаркета в Ухани. Feature China / Barcroft Media / Getty

– Повлияла ли эта ситуация на ваш обычный распорядок дня? Изменились ли планы на ближайшее будущее?

Рамазан: Планы сразу же провалились и в данной ситуации невозможно строить какие-то новые. Я больше интроверт, чем экстраверт: люблю сидеть дома. В первые две недели карантина я чувствовал себя вполне обычно, но затем эта ситуация начала влиять на мое настроение и самочувствие. Я перестал следить за биологическими часами — спал днем, просыпался ночью.

Валентина: Мне нужно движение, я не могу сидеть в четырех стенах. В первое время я гуляла по жилому комплексу, как кругами по стадиону. Пыталась разнообразить время спортом, научилась прыгать на скакалке, начала заниматься йогой. Еще запоем смотрела сериалы. Планы не особо изменились. Если бы этого не было, не поменялось бы ничего, кроме моего месторасположения.

– Как карантин повлиял на ваши отношения с людьми, которые находились с вами?

Рамазан: В принципе, отношения никак не изменились. Единственное, если раньше мог как-то отдыхать от людей и уйти куда-нибудь, то сейчас так нельзя. Больше вижусь и общаюсь со своими соседями. Но от постоянного нахождения вместе можно быстро устать. Например, в Китае участились случаи разводов после карантина, проведенного вместе.

Валентина: Находиться в одной квартире с человеком постоянно – это очень, очень сложно. Первые три недели мы ссорились буквально каждый день, было время, когда каждый вечер заканчивался слезами. Мы ведь совсем не планировали жить вместе. Но сейчас живем в полной гармонии, поэтому мне кажется, все это довольно хорошо на нас повлияло. Мы слушаем и понимаем друг друга. А еще я научилась готовить китайскую кухню. Есть можно!

Добровольцы в защитных костюмах дезинфицируют фабрику с помощью дезинфицирующего оборудования в Хучжоу, провинция Чжэцзян. China Daily CDIC / Reuters

– Как вы оцениваете эффективность введения строгого карантинного режима?

Рамазан: Я считаю, карантин – это обязательно. Так ты можешь защитить себя от заражения. Китай удобен тем, что большинство людей живут в жилых комплексах, где есть охранники, способные приносить жителям еду. В странах СНГ создать такую же полную изоляцию будет сложнее.

Валентина: Это необходимая мера. Зараженными могут быть и люди без симптомов. И такой человек пошел, например, в магазин, перетрогал там все яблоки. Пришел здоровый человек, взял это яблоко и тоже заразился. Все разрастается очень быстро и далеко. А самоизоляция сразу поможет выявить всех больных, пока они сидят дома. К тому же, все их контакты за этот инкубационный период будут происходить только с теми, с кем они живут. В Китае так и было: большинство больных было выявлено в карантине, а затем эпидемия резко пошла на спад.

– Что вы извлекли из данной ситуации конкретно для себя?

Рамазан: Не надо есть летучих мышей.

Валентина: Как бы ты хорошо ни знал человека, ужиться с ним вместе очень сложно.

– Что вы думаете о значении эпидемии для китайского «социального контроля»? Даст ли она новый толчок для развития методов усиленного контроля за гражданами и после отмены карантина?

Рамазан: Мне кажется, что все останется по-прежнему. Возможно, будут какие-то незначительные нововведения.

Валентина: Затрудняюсь сказать. На себе как такого контроля за все время нахождения в Китае и на карантине я не испытывала. Сейчас в городе, где я нахожусь, никто уже не сканирует QR-коды, чтобы зайти в какое-то общественное место. Система контроля и до карантина уже была очень хорошей: камеры распознавали людей без масок и им могли выписать штраф.

Работники в защитных костюмах измеряют температуру женщины во время обходов жилых домов в Ухане. China Daily / Reuters

– Были ли вы уже в общественных местах? Какова нынешняя обстановка в ваших городах?

Рамазан: Да, мне удалось получить разрешение на выход из кампуса. Сейчас в Нанчане кипит жизнь. Последний раз, когда я был «снаружи» три недели назад, люди без проблем гуляли, но без масок и QR-кодов никуда не зайти.

Валентина: Мы уже давно можем спокойно выходить, на прошлой неделе даже ходили в горы. Там было полно туристов. В основном, открыты все кафе, можно даже поесть внутри. Во многих магазинах скидки, потому что они закрываются.

– Многие эксперты обвиняют китайское правительство в намеренном занижении официального количества зараженных. Как вы считаете, оправдано ли это обвинение?

Рамазан: Мне кажется, любое государство будет занижать официальные цифры, дабы показать себя в лучшем свете. Однако число зараженных в Китае значительно ниже, чем в той же самой Италии. В Италии много пожилых людей, но в Китае огромное население. Поэтому я считаю, что Китай скрыл большой процент тех, кто был болен и умер.

Валентина: Наверняка есть те, кто умер, а отчего именно неизвестно. Далеко не всем посмертно проводят тест на вирус. Мне кажется, если и занижают, то не сильно.

Люди в защитной одежде прибывают на железнодорожный вокзал Ханькоу в Ухане, чтобы сесть на один из первых поездов, покидающих город. Фото: AFP

– Людей во всем мире принуждают к самоизоляции. Какие советы вы можете дать тем, кто также вынужден сидеть целыми днями дома?

Рамазан: Необходимо действительно самоизолироваться и никуда не выходить. Не стоит закупать продукты в огромном количестве, потому что остальным людям может не хватить. Также я всем советую не паниковать, часто проветривать помещения и носить маски, чтобы не заражать друг друга.

Валентина: Когда куда-то выходишь, надевать если не маску, то хотя бы платок на рот. Не столько ради защиты, сколько ради того, чтобы не трогать лицо руками. Также необходимо сказать своим родителям, бабушкам и дедушкам, чтобы поменьше выходили. Еще объяснить им, что пересылаемые новости про короновирус в соцсетях – не всегда правда, ведь сейчас много разного мусора. Очень многие люди воспринимают самоизоляцию только как возможность не ходить на работу. Зато в освободившееся время можно «пойти на шашлыки». Не выходить из дома – это значит не выходить из дома. Иногда приходится принимать строгие ограничительные меры, чтобы донести это до некоторых личностей.


Понравилась статья? Тогда поддержите нас деньгами, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. Поможет любая сумма, но для минимального гонорара требуется хотя бы 300 рублей.

Рекомендуемые статьи

Close