HJСоциумЭкономика

Что произойдет, если люди будут просто так получать деньги от государства?

Безусловный базовый доход: смелый эксперимент в Финляндии

Правительство Финляндии решило провести исследование по внедрению идеи безусловного базового дохода – регулярных и безвозмездных выплат, не требующих от получателей никаких конкретных действий.

Однажды днем в конце 2016 года Штеффи Эронен позвонил ее муж Юха. Супруги провели Рождество с родственниками в Савонлинне (Финляндия), а Юха только что вернулся с работы – он трудится электриком. Пара живет со своей 5-летней дочерью в уютной двухкомнатной квартире в Миккели, тихом городе в юго-восточной части страны. Юха сообщил жене, что ей пришло важное письмо от Института социального страхования (ИСС) Финляндии.

«Открой его», – сказала Стеффи.

Юха открыл конверт и засмеялся.

«У тебя получилось!» – воскликнул он.

«Что?»

«Базовый доход», – сказал ей Юха. «Ты в программе!»

Штеффи Эронен у себя дома

Ранее в этом году Финляндия объявила о беспрецедентном социально-экономическом эксперименте. Две тысячи жителей будут получать 560 евро в месяц (около 670 долларов США или 38 тысяч рублей) в течение двух лет без каких-либо ограничений и обязательств, а правительство станет изучать, как эти деньги повлияли на их жизнь. В частности, авторы эксперимента желают знать, смогут ли платежи освободить людей для работы на условиях неполного рабочего времени. С этой целью были отобраны бедные или безработные жители Финляндии.

38-летняя Стеффи относилась сразу к двум категориям, и в течение нескольких месяцев она и ее муж шутили, что она реально может попасть в программу. Шансы были небольшие, в конкурсе участвовало около 177 000 человек.

«Ха-ха, очень смешно», сказала она Юхе по телефону.

Супруги были вместе в течение семи лет, они воспитывают маленького ребенка в крошечной квартире. Несколько дней спустя Стеффи вернулась домой и сама прочитала письмо. В течение следующих двух лет Финляндия собиралась предоставить ей 13 440 евро (около 16 000 долларов США или примерно 920 тысяч рублей). С этими деньгами она могла делать все, что угодно.

Идея базового дохода очень проста. Она предполагает, что уход за каждым членом обществу ведет к всеобщему процветанию. Надежная экономика, свобода действий и простор для инноваций позволяет большинству людей развиваться самостоятельно. Но современный мир очень динамичен, профессиональные навыки устаревают, а целые профессии исчезают. Люди увольняются или заболевают. Безусловный базовый доход обеспечивает регулярную стипендию, позволяющую людям удовлетворять базовые потребности в рискованных ситуациях.

В идеальном воплощении идеи БДД, деньги будут предоставляться всем. Технически, эксперимент Финляндии не имеет такой универсальности, но если правительству понравятся результаты, то можно надеяться, что система в конечном итоге будет реализована именно во всеобщем варианте.

Исторически сложилось так, что идея базового дохода возникает, когда люди хотят решить проблему экономической несправедливости. В книге Томаса Мора «Утопия» (1516 года) описывается общество, в котором не существует преступности, поскольку оно может «предоставить каждому средства к существованию, чтобы никто не испытывал страшной необходимости стать преступником». В 1796 году американский политический теоретик Томас Пейн выдвинул идею «национального фонда», из которого «каждый человек, богатый или бедный» получит 15 фунтов стерлингов, когда ему или ей исполнится 21 год и будет получать по 10 фунтов стерлингов ежегодно.

С учетом того, что в США растет неравенство в доходах, ослабевает система здравоохранения, а автоматизация скоро устранит многие рабочие места, идея ББД снова набирает обороты. Если прогнозы из таких организаций, как консалтинговая фирма PwC и Глобальный институт McKinsey, верны, то десятки миллионов американцев скоро увидят, что их рабочие места будут автоматизированы в течение следующих десяти лет. Эти потери дополнят 7 миллионов производственных рабочих мест, уже исчезнувших в США с 1980 года.

Такое давление побудило бизнес-лидеров, таких как Ричард Брэнсон, Илон Маск и Марк Цукерберг, похвалить эту идею.

«Есть большая вероятность, что мы получим универсальный базовый доход благодаря автоматизации работы», – сказал Илон Маск на CNBC в прошлом году. «Я не уверен, что еще можно было бы сделать».

«Важность безусловного базового дохода растет. Если искусственный интеллект приведет нас к росту экономики, то самое меньшее, что страна должна сделать, создать финансовую подушку безопасности для своих граждан», – сказал Ричард Брэнсон в интервью журналу Business Insider.

«Мы должны исследовать идеи универсального базового дохода, чтобы убедиться, что у каждого будут возможность пробовать новые идеи», – сказал Марк Цукерберг в своем выступлении в  Гарварде.

В июле Гавайи стали первым штатом, принявшим закон об официальном исследовании базового дохода. «У нас есть большая зависимость от туризма и других связанных с обслуживанием секторов экономики, которые более восприимчивы к автоматизации. Это попытка взглянуть на возможные решения этой проблемы», – сказал Крис Ли, представитель демократической партии, который представил законопроект после ознакомления с идеями ББД в интернете.

Y Combinator Research, компания из Силиконовой долины, тоже планирует провести пятилетнее исследование с участием 3000 жителей двух государств, которые еще не объявлены. Этот проект станет более масштабнее и будет включать в себя крупные платежи (1000 долл. США в месяц, около 60 тысяч рублей). При всей амбициозности проекта Y Combinator Research не хватает финансирования, поэтому компании приходится обращаться за помощью к разным государствам. «Мы свободны от политических прихотей», – говорит Элизабет Роудс, директор по исследованиям основных доходов Y Combinator. «Но мы не можем делать этого без помощи правительства».

На данный момент, есть только одна страна, готовая самостоятельно проводить эксперименты по ББД. Это Финляндия.

В Финляндии, как и в России, холодно и очень темно зимой. Спросите финна, какая у них погода, и он не скажет вам, как жарко или холодно снаружи, скорее как светло или темно. В стране проживает всего пять с половиной миллионов человек, большинство из которых сгруппированы на юге – разумный выбор, учитывая, что его северная треть находится внутри Полярного круга. Финляндия также является самой восточной из скандинавских стран, вклинившихся между Швецией и Россией, оба из которых в свое время вторглись и захватили ее. В результате финская культура – это приятное сочетание скандинавских (любят сладкий хлеб и брусничный джем) и русских (селедка и водка!) традиций.

Финляндия богата лесом, после Второй мировой войны страна поставляла пиломатериалы, бумагу и другое сырье для восстановления европейских экономик. В течение нескольких десятилетий она превратилась в богатую и процветающую страну. С учетом инфляции средний доход для финской семьи удвоился с 1948 по 1979 год. В 1992 году ситуация улучшилась, когда Nokia Oyj представила свой первый мобильный телефон. На пике своего производства на компанию приходилось 4 процента валового внутреннего продукта страны.

Благодаря своему богатству Финляндия создала сеть социальных учреждений, призванных обеспечить каждому гражданину высокий уровень качества жизни. Институт социального страхования (ИСС) был основан в 1937 году для управления национальной пенсионной программой и с тех пор расширился и охватил примерно 40 услуг: помощь по уходу за ребенком, жилищные программы, стипендии для студентов, пособие по безработице, пенсионные льготы, декретный отпуск для родителей. «У нас есть много преимуществ по сравнению с другими местами», – говорит Марджука Турунен, директор по управлению ИСС.

Страна платит за свои социальные программы с помощью относительно высоких налогов. Прогрессивный подоходный налог в Финляндии достигает примерно 31 процента, но местные налоги и пенсионные взносы могут повысить эффективную ставку до 50 процентов. ИСС ежегодно перераспределяет около 15 миллиардов долларов, что помогает Финляндии иметь один из самых низких уровней экономического неравенства в Европе. Самые богатые финны (20 % от населения) зарабатывают в четыре раза больше, чем самые бедные их соотечественники, в то время как в США самые обеспеченные жители имеют в 8 раз больше доходов, чем самые бедные. Средний годовой доход составляет около 43 000 долларов, что примерно на четверть меньше, чем в Америке, но намного выше, чем в Италии и Испании.

Другими словами, большинство финнов являются финансово обеспеченными. Даже в столице, Хельсинки, вы не найдете много бездомных или попрошаек. Большинство семей владеют домом и автомобилем, регулярно путешествуют. Компромисс заключается в том, что покупки в Финляндии могут быть дорогими, даже чашечка кофе там может стать 8$. Богатые финны часто разочаровываются тем, сколько их заработка уходит на налоги и дорогие покупки. «Я больше не трачу много времени в Финляндии, – говорит Бьорн Уолроус, председатель трех крупнейших компаний страны, конгломерата лесного хозяйства UPM-Kymmene Oyj и двух банков – Nordea и Sampo Group. “Слишком дорого. У меня все еще есть дом, но большую часть времени я провожу во Франции и Швеции».

У Финляндии есть и другие проблемы. Страна тоже страдает от потери рабочих мест. Кроме того, гибель Nokia перед после появления смартфонов совпала с кризисом 2008 года, от которых страна до сих пор не восстановилась. Уровень безработицы составляет 7 процентов, что почти в два раза выше, чем в США. С большим количеством людей, полагающихся на ИСС, государственный долг почти удвоился с 2008 по 2015 год. В прошлом году Финляндия сократила количество времени, в течение которого люди могли получать пособие по безработице, надеясь сэкономить около 200 миллионов евро в год.

«Государство всеобщего благоденствия никогда не было совершенным, но оно работало», – говорит Уолроус. «Теперь мы смотрим на будущую рабочую силу с множеством нерегулярных и низкооплачиваемых рабочих мест. Учитывая это, я считаю, что интеллектуально нечестно утверждать, будто наша нынешняя система социального обеспечения может быть исправлена».

Раньше жалобы финнов на эту систему были связаны главным образом с ее вялой бюрократией. Думаете, что ждать в очереди в поликлинике плохо? Попробуйте работать с федеральным агентством, в котором работает 40 программ, каждая со своей собственной базой данных получателей и платежной системой.

«Административное бремя слишком тяжелое, – говорит Турунен. «От этого нужно как-то избавиться».

Возьмите, к примеру, пособия по безработице. Если вы потеряете работу в Финляндии, вы продолжите получать размер своей прошлой зарплаты. Ее большая часть покрывается профсоюзом, на имя которого финны перечисляют деньги во время работы. Около 70 процентов финнов являются членами профсоюза. Оставшуюся часть от бывшей оплаты труда ИСС выплачивает безработному, пока он не найдет себе новую должность. Если за 400 дней он не трудоустроится снова, то он будет переведен на субсидию рынка труда – так называются регулярные выплаты в размере, не достигающем сумму полной зарплаты, которые можно получать бесконечно. При этом нужно будет доказывать ИСС, что вы ищете работу. Однако будьте осторожны: если вы найдете временную или внештатную работу, которая приносит более 300 евро в месяц, ваши льготы будут уменьшены. И когда эта работа закончится, вам, возможно, придется ждать недели или месяцы, чтобы возобновить право получать полную субсидию.

Финляндия уже много лет пытается мотивировать людей искать работу. Время от времени газетный обозреватель или академик предлагает безусловный базовый доход как возможное решение. Уолроус впервые публично предложил его в 2001 году, вдохновленный консервативным экономистом свободного рынка Милтоном Фридманом. Тот поддержал идею отрицательного подоходного налога, в котором люди, которые зарабатывают меньше определенной суммы, получают налоговые деньги, а не выплачивают их. (Это существует в США в качестве заработанных кредитов по налогу на прибыль.) Базовый доход – это, по сути, то же самое, утверждает Уолроус, но выплачивается ежемесячно. «В США вы можете подумать, что эта идея – социализм», – говорит он. «Но Милтон Фридман был ярым сторонником свободного рынка и вряд ли обрадовался, если бы его назвали социалистом».

Зимой 2015 года правительство, в котором доминирует центристская партия, постановило ИСС провести официальное исследование на тему жизнеспособности ББД. Сами финны поддержали эту идею. В национальных опросах почти 70 процентов финнов высказывались за внедрение БДД. На вопрос, какой уровень выплат был бы достаточным, в среднем они предлагали 1 000 евро в месяц, что почти в полтора раза меньше минимальной пенсии по возрасту в Финляндии. Но этот план не вызвал восторга у Центральной организации профсоюзов Финляндии (САК), крупнейшего профсоюза страны. «Это ведет социальную политику в неправильном направлении», – сказал в прошлом году в интервью Bloomberg News главный экономист SAK Илкка Каукоранта, заявив, что люди перестанут работать.

Уолроус говорит, что дело не в этом. «Я не возражаю, если кто-то захочет получать деньги, чтобы писать плохие стихи и картины – говорит он. «Мы фактически платим многим из этих людей больше за другие преимущества прямо сейчас. Возможно, многие из этих картин не будут такими уж плохими».

ИСС разработал эксперимент ББД с помощью аналитических центров и экономистов со всего континента по следующим параметрам, установленным правительством. Платежи начались в январе 2017 года и будут совершаться в течение двух лет. Начальник отдела исследования ИСС Олли Кангас руководил проектом.

Кангас начал изучать системы социального обеспечения в Швеции и Дании. Он говорит, что он почти запаниковал, когда премьер-министр Финляндии Юха Сипила объявил о сроках. «Подготовка такого проекта обычно занимает много лет. У нас было три месяца, – говорит он. Честно говоря, это был кошмар. К счастью, это случилось к лету, когда дни очень длинные».

Кангас собрал команду из 10 экономистов и социологов ИСС. Они начали с изучения судебных процессов, проводимых в других странах. В Кении был один эксперимент некоммерческой организации, которой потребовалось всего 22 доллара в месяц, чтобы вытащить людей из бедности. В Иране правительство перечисляло своим гражданам ежемесячные денежные выплаты с 2011 по 2016 год, но они были временными, чтобы компенсировать рост цен на газ, поскольку правительство прекратило субсидии для топливных компаний. Оказалось, что самые надежные исследования проводились страной, которая вряд ли в ближайшее время будет внедрять базовый доход: в США.

В январе 1968 года президент Линдон Джонсон создал комиссию по изучению альтернатив американской системе социального обеспечения. В конце концов группа рекомендовала «базовую программу поддержки доходов», в которой каждый взрослый гражданин получал бы 750 долл. США в год (около 5200 долл. США сегодня) с дополнительными 450 долл. США на каждого ребенка. Это, конечно, никогда не произошло. Но идея витала вокруг Вашингтона в течение многих лет – Ричард Никсон включил ее в свой План помощи семьям 1969 года, который так и не вступил в силу, и вдохновил несколько городских и государственных экспериментов на тестирование ответов семей с низкими доходами на различные уровни налогообложения и пособий. Самый большой, в Денвере, продолжался с 1971 по 1982 год и включал 4800 семей.

Скорее всего, вы никогда не слышали об этих исследованиях. Это потому, что их результаты часто неверно истолковывались, заставляя их воспринимать как неудачи. Ранние исследования утверждали, что базовый доход привел к резкому росту уровня разводов. Это было позже опровергнуто, но недостаточно быстро, чтобы сенаторы США не успели осудить идею. Оппоненты также утверждали, что получатели будут тратить свои новообретенные деньги на алкоголь или наркотики; в более поздних докладах исследователи обнаружили, что этого не произошло.

Участники тратили больше денег, но в основном на предметы первой необходимости, а молодые люди работали меньше часов, в основном потому, что они вновь начинали заниматься образованием. Денежные средства не вытащили людей из бедности и серьезно не изменили их жизнь. К тому времени, когда эксперименты завершились в начале 1980-х годов, президент Рональд Рейган стремился сократить федеральные программы социального обеспечения, а не расширять их.

Тем не менее, американские исследования очень помогли Финляндии. Кангас любил сосредоточиться на семьях с низким доходом. Турунен предложил сосредоточиться только на безработных, поскольку у ИСС уже были их имена и информация о доходах.

Первоначально в ИСС надеялись привлечь 10 000 человек и предоставить им ежемесячные платежи в размере от 450 до 750 евро, чтобы изучить влияние уровня дохода на их поведение. Участие было бы обязательным, а это означало, что страна заставляла бы некоторых людей брать меньше денег, чем те получали обычно, в то время как другие получали бы больше. Но тогда конституционный закон Финляндии постановил, что принуждение людей к эксперименту нарушает конституцию. В ИСС пошли на компромисс и предложили заменить пособия по безработице выплатами безусловного базового дохода в размере 560 евро. Для снижения издержек парламент сократил количество участников до 2000 человек.

Кангас ненавидел эти изменения. Результаты такого эксперимента были более сложными для количественной оценки. И 2000 человек было слишком мало. «Я не знаю, как это число было достигнуто. Это был очень сложный процесс », – говорит он. «Эта постоянная политическая игра шла за занавесками, которые я не мог видеть».

Юха Джарвинен надеялся стать получателем ББД. «Я читал об этом в газетах и хотел попасть в программу», – признался он. Джарвинен и Стеффи согласились дать специалистам отслеживать свой первый год получения ББД и посмотреть, что изменилось в их жизни.

39-летний Джарвинен оставался безработным уже 6 лет, когда Финляндия объявила о своем эксперименте. Его карьера началась два десятилетия назад, когда, закончив среднюю школу, он нашел работу на кабельной и электромонтажной фабрике в Хельсинки. «Мне приходилось много стоять и нажимать кнопки, наблюдая, как все делают машины», – сказал он. «Я зарабатывал 20 евро в час, но я подумал, что мне нужно найти что-то еще».

Джарвинен имеет пепельно-коричневую бороду, любит носить шляпу и называет себя «идеалистическим хиппи». Отказавшись от своей фабричной работы в 2003 году, он покинул Хельсинки со своей женой Мари, в конце концов поселившись в Юрве, деревне около 5000 человек на юго-западе Финляндии. Они купили ветхий дом, возведенный на проселочной дороге, окруженной полями и лесом. У них было шесть детей, и после каждого из них Мари возвращалась к работе в качестве медсестры. «Моя жена выступает за гендерное равноправие и всегда хотела работать», сказал Джарвинен. «А я решил, что буду работать из дома».

Джарвинен со своими детьми и собакой

В 2004 году он основал компанию по изготовлению штор и подоконников для дома. Некоторое время он преуспевал. «Я продавал товар очень богатым и влиятельным людям в Финляндии и России. Я мог бы заработать много денег, но оказалось, что я плохой бизнесмен, – сказал он. Он не платил налоги вовремя. Иногда он отклонял заказы. («Если мне не нравился клиент, я мог отказаться от сотрудничества с ним»). Затем наступил спад. Компания начала терять деньги. Джарвинен был так сильно стеснен, что перестал спать и есть. Он провел недели в постели. В конце концов налоговая служба страны вынудила его объявить банкротство. «Они продавали мои машины, чтобы платить налоги», – сказал он. «Я не горько смотрю на них, просто грустно. Закрытие моего дела погрузило меня в депрессию».

С тех пор Джарвинен был безработным. Он получал около 640 евро в месяц, плюс кредит на уход за детьми в размере 800 евро. Его жена получала еще 1700 евро из сестринского дела. Это доходило до эквивалента около 45 000 долларов в год, что достаточно мало для семьи из восьми человек. Дети носили использованную одежду. Мебель была либо подержанной, либо ручной работы, сделанной Джарвиненом. Ему принадлежала одна пара обуви.

Джарвинен хотел начать еще одно дело, но опасался, что он снова потерпит неудачу. Он помнил о четырех или пяти месяцах, когда ему еще не начинали платить пособия по безработице в первый раз, когда семья не смогла оплатить счета за коммунальные услуги и вынуждена была брать деньги у одного из своих братьев. «Я больше не могу этого делать», – сказал он. Иногда ему предлагали подработку, но если бы он согласился, то ему бы перестали выплачивать пособие, а заработок от таких подработок был меньше социальных выплат.

В декабре 2016 года он получил письмо от ИСС. Он попал в программу. «Это было похоже на рождественское утро», – сказал он о получении первого взноса, хотя он был меньше пособия по безработице. «Да, у меня меньше денег, чем раньше, но зато я свободен», – сказал он. «Я действительно могу начать работать».

Когда Еронен получила свое письмо, она больше годом проходила онлайн-обучени в программе, которая могла позволить ей подать заявку на постоянную социальную программу в университете. Дело шло трудно. Из Германии она переехала в Финляндию в 2011 году, чтобы быть с мужем, и она плохо говорила по-фински. Она пыталась учиться, но в 2013 году ей поставили диагноз рака молочной железы. Последующие годы лечения, помимо заботы о ее дочери, оставили ей немного энергии или времени, чтобы изучить новый язык.

Эронен со своей дочерью

Эронен также не окончила среднюю школу. «Я ленилась. Я не видела смысла», – сказала она, покачав головой по поводу ее подросткового решения. «Но теперь у меня нет работы, которую я могу взять, и мне нужно вернуться в школу». Она могла закончить свою курсовую работу очень хорошо, но она, как правило, была взволнована групповыми заданиями и приуроченными экзаменами, потому что она не могла читать финский язык достаточно быстро. Ее пособие по безработице, которое составляло около 950 евро в месяц, было привязано к ее зачислению в школу; оно будет отменено, если она не поступит на учебу. «Но базовый доход ни к чему не привязан, – сказал Эронен. «Несмотря на то, что сумма денег меньше, у меня появится чувство свободы. Я могла бы получить работу на условиях неполного рабочего дня ».

В марте, через два месяца после того, как начали поступать платежи, она подала заявку на должность в супермаркете, почтовом отделении и нескольких магазинах, куда она не могла устроиться, получая пособие по безработице. Ее никуда не взяли. К июню ее восторг по поводу базового дохода уменьшился. «Я не решила, нравится мне это или нет, – сказала она. «Если я не найду работу, ничего не изменится».

Джарвинен также пытался превратить свое чувство свободы в значимые перемены. Он часто говорил о том, чтобы «начать новую компанию», но через шесть месяцев он все еще не решил, что делать. Вместо этого он увлекся другими занятиями. Он отремонтировал соседний дом. Он улучшил свой компьютер. Он также был удивлен, найдя покупателей для больших деревянных барабанов, которые он делает в стиле коренных саамских жителей Финляндии.

Джарвинен изготавливает барабаны

Между тем, в ИСС заметили, что многие участники программы вернулись в школу, как это было во время экспериментов в США в 1970-х годах. Они также обнаружили, что люди чувствуют себя менее напряженными. Один человек позвонил им и сказал:« Это действительно так? Мне не нужно устраиваться на работу?». Женщина, видимо, всю жизнь заботилась о своих пожилых родителях и изо всех сил пыталась доказать ИСС, что она ищет работу. Теперь она могла сосредоточиться на своих родителях. Это не совсем то, к чему стремилась Финляндия, но Турунен был доволен. «В этом суть этого базового дохода, – говорит она. «Вы можете сделать с ним то, что вам нужно».

Первоначально исследователи ИСС предполагали, что эксперимент станет первым в серии, который поможет им понять последствия расширения базового дохода по всей стране. «При базовом доходе будет много победителей, но также будет много проигравших», – говорит Кангас. «Мы должны изучать проигравших». Во-первых, он указывает, чтобы обеспечить финнам уровень финансовой безопасности, который им нравится в рамках их нынешней системы, выплаты основного дохода должны быть как минимум в два раза выше, чем сейчас. И чтобы заплатить всем, стране придется изменить свою налоговую структуру.

Исследователи подсчитали, что потребуется единый налог в размере около 55 процентов от дохода. Кангас говорит, что они пробовали расчеты с использованием прогрессивного налогообложения, но беспокоились о том, что результатом станет еще одно препирательство с конституционным комитетом. Льготы облагаются налогом в Финляндии так же, как и доходы, и исследователи не думали, что комитет позволит получать платежи по основному доходу, облагаемые налогом по разным ставкам, когда вся идея заключалась в том, чтобы люди получали ту же сумму.

Самые богатые финны были бы относительно не затронуты таким изменением, потому что их налоги и так высоки, но представители среднего класса будут платить больше налогов, чем получать от ББД. В национальных опросах на тему повышения налога, процент финнов, которые поддерживали базовый доход, сократился с 70 до 30.

«Нам нужно будет провести еще одно исследование для всего населения, чтобы понять это», – говорит Мишка Симанейнен, специалист по налогам, который был частью команды Кангаса. Никаких таких исследований пока не планируется.

Правительство также стало менее восторженным в отношении базового дохода, поскольку компромиссы стали более ясными для властей. Турунен и Кангас были отстранены от работы в прошлом году. Кангас теперь является одним из директоров ИСС, в то время как Турунен занимается реорганизацией муниципалитетов. Премьер-министр Силила отказался от интервью, но на словах он открестился от идеи ББД, вместо этого подчеркивая необходимость побуждать таких людей, как Эронен и Ярвинен, найти работу на неполный рабочий день.

В прошлом году правительство Финляндии приняло новые ограничения на выплаты по безработице. Теперь они наказывают людей, которые отказываются от позиций ниже их уровня образования и опыта, или на определенном расстоянии от их домов. «Я все еще верю в эксперимент, – говорит Пиркко Маттила, министр социальных дел и здравоохранения, и один из парламентариев, которые работали с исследователями ИСС. «У правительства есть цель побудить людей к работе, поэтому идея ББД заслуживает эксперимента».

«Что бы ни случилось в этом эксперименте, наивно думать, что базовый доход будет реализован в этой стране», – говорит Кангас. «Политика часто намного сильнее научных результатов»

Несмотря на свою восприимчивость к перераспределению богатства, Финляндия все еще борется с идеей давать людям деньги, не требуя ничего взамен. Эронен говорит, что она получила несколько неприятных отзывов от знакомых. «Мои товарищи по исследованиям говорили, что это просто незаслуженные деньги», – говорит она. «Они говорят, что люди с базовым доходом ленивы». У Джарвинен есть похожие истории: «Люди говорят мне, что я не хочу работать». Но это неправда, я хочу работать. Я думаю, что каждый человек хочет что-то сделать со своей жизнью».

Доверие – это, пожалуй, самый сложный аспект базового дохода. Выдача денег требует от правительства веры в то, что люди знают, что лучше для них самих и что в целом у них достаточно интеллекта, чтобы эффективно использовать свои финансовые ресурсы. Почти в каждом исследовании ББД, проведенном до сих пор, эта вера подтверждается. Маленькие деньги, потраченные на развлечения, более чем компенсируются тратами на бытовые нужды или уход за детьми. Но требуется еще больший скачок веры. В 2016 году граждане Швейцарии подавляющим большинством голосов проголосовали против предложения, которое предоставило бы каждому гражданину базовый доход в размере 2,555 долларов США каждый месяц. Опросы показали, что швейцарцы не верили в пользу такой социальной поддержки.

Финляндия будет продолжать свое исследование еще один год. Компания Y Combinator Research также проведет эксперимент в двух штатах США. Он будет основан на предварительном исследовании шести жителей Окленда с низким доходом, которые получали 1500 долларов в месяц в течение года. Директор исследовательской компании заявила, что пока что никто из участников эксперимента не ударился в шоппинг и не прекращал работать. Вместо этого люди просто вздохнули с облегчением.

«У нас был этот студент, который имел несколько работ с частичной занятостью», – говорит она. «Сначала она рассказала нам, что базовый доход не сильно ей помог, так как она все еще работала и училась в школе, но потом она упомянула о том, что меньше беспокоится о возможности заплатить за учебу. Она присоединилась к музыкальной группе. Она стала участвовать в жизни ее города. Она начала думать о своей жизни более целостно, а не просто беспокоиться о возможности заплатить за аренду жилья.

Подобного рода количественные изменения могут быть недостаточными, чтобы убедить правительство принять новую спорную систему социального обеспечения. Даже сами исследователи говорят, что базовый доход жизнеспособен. Или, по крайней мере, не так, как думают многие люди. «В этой стране речь идет об автоматизации рабочих мест, или о том, что мы  сделаем, когда роботы возьмут на себя наши рабочие места», – говорит она. «Но это не так работает. Тот, кто зарабатывает $ 80 000 в год и имеет ипотеку, не собирается бросить свою работу только потому, что правительство начнет платить ему 1000 долларов в месяц».

Турунен соглашается про Финляндию. «Это слишком драматично для нашей системы социального обеспечения, слишком радикальные изменения, – говорит она. «Это не устраняет наши проблемы. Решает некоторые, но не все».

Через год Джарвинен решил взяться за идею своего нового бизнеса. «Я собираюсь заниматься видео!» – объявил он. В следующем месяце он официально зарегистрировал компанию цифрового маркетинга, которая сделала бы рекламу и онлайн-рекламу для местных предприятий. «В сельской местности никто не занимается маркетингом в социальных сетях», – объяснил он.

Однако его опыт в этой области был ограничен размещением видеороликов своих детей на YouTube и Vimeo, а через два месяца он все еще не нашел никаких клиентов. «Качество моих видео низкое. Мне нужны новые камеры», – сказал он. У него также возникли проблемы с поиском сельских предприятий, которым нужны кампании в социальных сетях. Он подал заявку на получение регионального гранта, чтобы сделать рекламные видеоролики, но не получил его. «Никто даже не ответил, это немного грустно», – сказал он. Предложение сделать реквизит для телевизионного шоу о викингах также не принято. Вместо этого он продолжал продавать свои барабаны ручной работы за € 900 за штуку.

В течение прошлого года Эронен большую часть времени искала работу на неполный рабочий день, изучала финский язык и проходила свои онлайн-курсы. Летом она перенесла давно запланированную реконструктивную операцию для мастэктомии, которая ей нужна для лечения рака молочной железы. Она взяла два месяца для восстановления сил, которые бы сделали выплату пособия по безработице невозможной. Вместо этого продолжались ее основные выплаты базового дохода.

Эронен гуляет в парке с дочерью

Когда она вернулась в школу, ей сначала было трудно догнать остальных учеников. У нее не было  достаточно сил, чтобы оставаться на пособии по безработице и отчитываться о поисках работы, но основной доход позволял ей поддерживать себя и оставаться в школе. Она продолжала учиться, и в ноябре была принята в программу социальных услуг в Университете прикладных наук Лахти, примерно в 80 милях от дома. В январе она переехала со своей дочерью в маленькую квартиру в Лахти.

Если все будет идти по плану, Эронен закончит школу через три года и станет социальным работником. Раньше она говорила о карьере, помогающей другим безработным искать работу, но теперь она не уверена. Может быть, учитель детского сада? Служащий по работе с детьми? Медицинский работник? У нее никогда не было так много карьерных возможностей. «Я взволнована», – говорит она, разговаривая по телефону из своей новой квартиры в Лахти. «Это много возможностей». Ее занятия начинаются на этой неделе.

 

Рекомендуемые статьи

Close