HJИскусствоКино

Документальное кино: от братьев Люмьер до фестиваля Beat

В Москве прошел Beat – фестиваль документального кино о новой культуре, включающий в себя фильмы о самых разных, но главное – молодых и современных людях. Это гимн документалистике, которая в последнее время завоевала популярность у широкой публики. Но как же ранее почти неизвестный жанр стал таким востребованным?

Автор: Лада Искандерова

Документальный жанр возник одновременно с зарождением кино – с него началось все, что сегодня можно увидеть на экране. Принято считать, что первый фильм, продемонстрированный в 1896 году широкой публике – это “Прибытие поезда”, братьев Люмьер, но это не совсем так. В программе Люмьеров было показано 5 фильмов, первым из которых был “Выход рабочих с фабрики Люмьер”. И хотя оба фильма сами по себе являются документальными – “Поезд” – это визуальный аттракцион, а “Выход” – это самый что ни на есть чистый документальный, фиксирующий объективную реальность. И это важно для понимания жанра, который с первых своих минут разделился на два подвида. Особенно важно это для понимания специфики развития этого жанра в СССР и на постсоветском пространстве.

Со временем документалистика претерпевала изменения. Новые течения открывали новые жанровые особенности. Так, например, в Советском союзе этот жанр преимущественно использовали для коммунистической пропаганды, выпуская огромное количество документальных фильмов об обычной жизни советских граждан и коммунистической партии.

Эти фильмы в свое время были популярны, их крутили в клубах и кинотеатрах. Светлое будущее целый век находило отражение в неистовом кино. «Советская семья и школа (1927 – 1928)», «Сюжеты Советская школа (1960 – 1969)»; «Рассказывает Саша Дмитриев» (1956), «Средняя трудовая школа имени С.Д. Дорохова в Приозерске» (1960), «Высшее образование в СССР» (1977) – все это фильмы пропаганды. Отличительной особенностью были “открыточные” люди, картинка и озвучка.

Но такая красивая документалистика была по вкусу не всем. В противовес ей, естественно, начинает зарождаться документалистика новой искренности. Авторы не стараются подогнать реальность под рамки, определенные партией. Подпольно журналисты начинают снимать кино о простых людях, о бедности, о сложностях, но такое кино не выходит на широкий экран. Спустя пятьдесят или даже семьдесят лет, в архивах до сих пор находят документалки с “антипропагандой”. Много таких фильмов находится в архивах стран Прибалтики, где идеология коммунизма не поддерживалась особенно сильно. Самый яркий представитель – фильм Мацея Дрыгаса “Услышьте мой крик”. Это история о польском служащем, который 8 сентября 1968 года во время празднования Дня урожая на Стадионе Десятилетия совершил акт самосожжения в знак «протеста против тирании лжи, захлестнувшей мир». К сожалению, в архивах студии документальных фильмов Польши сохранился лишь 7-секундный кусок ленты.

Постер фильма “Услышьте мой крик”

Эти фильмы были первым толчком для документалистов искать новые решения и совершенствовать киноязык. У них не было бюджета, в отличии от дорогих всесоюзных документалок, поэтому брать зрителя оставалось лишь оригинальностью.

В 90-е годы кинопроизводство становится бесконтрольно. В кино начинают вкладывать деньги “частные инвесторы” в малиновых пиджаках, появляются независимые международные проекты. Художественного кино производится так много, что жанр документалистики ненадолго переходит в плоскость журналистских расследований. Появляются такие мэтры-документалисты, как Манский, Невзоров и Парфенов, которые остаются в этом жанре до сих пор. И если Манский склоняется к драматургии более художественной и образной, то Невзоров и Парфенов работаю жестко, хлестко и по-существу. Такая документалистика приходится по вкусу постсоветским людям и почти превращает ее в желтую прессу.

Но уже в 2000 году появляется премия “Лавровая ветвь”, которая поддерживает документалистов от телевидения, а с 2007 года появляется фестиваль “художественной” документалистики ArtDocFest, президент и продюсер всего этого – как раз Манский.

С другой стороны, появляется фестиваль Флаэртиана. Учредители фестиваля – киностудия Екатеринбурга – Андрей Анчугов, Сергей Мирошниченко, Андрей Железняков, Георгий Негашев, Борис Кустов, Алексей Федорченко и еще десяток имен, получивших за свои фильмы награды крупнейших европейских и американских фестивалей и премий. С 2006 года фестиваль – международный, с жюри ФИПРЕССИ.

Двигают документалистику, как и любое другое кино, в основном студенты. Они придумывают, обдумывают и бесстрашно снимают документальные истории и с каждым годом студенческие конкурсы принимают все больше участников. Со временем даже картинка документальных фильмов перестала принципиально отличаться от изображения в художественных. Большие документалисты используют ту же технику, что и в игровом кино. А истории во многом будут даже интереснее, чем написанные сценарии.

Так, например, большой скандал случился на последнем ArtDocFest’е из-за фильма Беаты Бубенец “Полет пули”. Это однокадровая 80-минутная история о войне на Донбассе. На премьере фильма активисты движения SERB разрезали экран в кинотеатре “Октябрь”, протестуя против антипутинской пропаганды. Это не первый скандал связанный с фестивалем. 7 декабря 2017 за несколько часов до показа, без объяснения причин, по звонку, администрацией кинотеатра был запрещен к показу фильм «Мустафа» украинского режиссёра Эрнеса Сарыхалилова. Это архивная картина, снятая в 2016 году о советском диссиденте и уполномоченном Президента Украины по делам крымскотатарского народa. Через несколько дней авторы картины выложили фильм в открытый доступ. В 2014 году Мединский отказал фестивалю в финансировании. Он обвинил Майского в “неправильных вещах”, СТС закрыл трансляцию, и фестиваль начал транслировать уже телеканал “Дождь”.

Еще одна крупная фигура на документальном поле России – Марина Разбежкина – преподаватель и идейный лидер “Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной”. Школа появилась в 2008 году, как маленькая мастерская. Сейчас у школы уже появились свои знаменитые выпускники, например, Валерия Гай-Германика. В этой школе студенты снимают сами, без вспомогательных инструментов, но под кураторством именитых мастеров. Уже без малого 10 лет выпускники школы “рвут танцпол” документальных фестивалей по всему миру. К слову, Разбежкину очень ценит Борис Хлебников, известный как создатель нашумевшей “Аритмии” и победитель Кинотавра 2017. И если очень присмотреться – можно даже углядеть похожие черты в кино обоих авторов.

Разбежкина очень точно сформулировала суть документального жанра: «Большой режиссер Кшиштоф Кеслевский сделал кино о кинолюбителе, который снял старушку, машущую из окна. Больше от нее ничего не осталось. Мы не должны извиняться перед зрителем, что вот не глобальное снимаем, а какую-то малость — старушку в окне. Не исключено, что через время она расскажет внимательным потомкам о нашем сегодня больше, чем все митинги и демонстрации».

Сегодня рамки между игровым и неигровым кино постепенно стираются. Теперь уже не поворачивается язык сказать, что один жанр – художественный, а другой – нет. Оба эти жанра плотно переплетаются, образуя единую сеть ориентиров. Неспроста, такие режиссеры как Тарантино, Спилберг, Триер перед началом съемок долго и упорно собирают документальную фактуру, собирают достоверность. Ведь что, если не реальность, рождает самые интересные сюжеты и что если не достоверность в игре актеров заставляет нас верить историям голливудских блокбастеров?

 

Рекомендуемые статьи

Close