HJИнтервьюКультура

Кто такие коми-зыряне и как поддерживать местную культуру — интервью с создателем проекта Komi Daily

Можно ли сейчас делить народы по внешности и как осознать свой этнос

В России около 190 народов, но многие не слышали даже о половине из них. Валерий Ильинов — создатель проекта Komi Daily о культуре и жизни коми-зырян. Он рассказал об истории его республики, разнице с русскими и национальной идентичности.

Интервью взял: Лев Переулков

Фотография с личной страницы VK. Надпись на одежде переводится как «Радуга»

— Коми-зыряне составляют всего 0.2% от населения России. Как бы ты кратко описал свой этнос для тех, кто о нем слышит впервые или ничего не знает?

— Это финно-угорский народ на севере России. Внешне мы почти никак не отличаемся от русских. Хотя есть и исключение: у северных коми у́же разрез глаз. В основном это касается ижемцев, у них и диалект сильнее отличается от литературного коми языка.

— Насчет внешности. В словаре Брокгауза и Ефрона есть такое описание: «Зыряне роста среднего; телосложения крепкого и правильного; следы финского типа на лицах едва заметны; цвет волос большей частью черный, при серых и темно-карих глазах; реже встречаются русые волосы и голубые глаза». Что ты думаешь об этом?

— Думаю, что в эпоху глобализации нет смысла делить народы по внешности и создавать какие-то типологии. Возможно, когда люди не были такими мобильными, то такое описание было верным. Сейчас уже вряд ли, тем более что население республики сильно смешалось: большевики ссылали сюда людей многих национальностей, кто-то и сам приезжал. В основном это русские, но были ещё украинцы, белорусы, болгары и многие другие.

Коми-зыряне. Неизвестный автор, Кунсткамера

— Я согласен: описание в словаре как раз делали в позапрошлом веке. Сейчас ты ведешь проект Komi Daily. Почему ты за него взялся?

— У меня русскоязычная семья и меня не воспитывали как коми. Но и как русского тоже. И в 14–15 лет мне почему-то нужно было себя как-то определить. К этому я снова вернулся уже в 17 лет, когда я понял, что я все же коми.

Но меня расстраивало, что не существует какого-то медиа, которое рассказывало бы про мою культуру.

Причем не только традиционную, но и современную. Мой паблик — попытка создать что-то подобное, но для полноценного медиа мне не хватает ресурсов.

— А ты пытался отрефлексировать, что именно заставило тебя осознать свой этнос?

— Отчасти это связано с тем, что я вырос в Республике Коми. И хотя в моей местности в основном говорят по-русски, здесь я постоянно так или иначе встречаю коми культуру на улице. Например, названия некоторых магазинов написаны по-коми. На домах, даже панельных, можно увидеть традиционные узоры.

И даже русскоязычные очень часто могут употреблять коми фразы. Почти во всех школах преподают коми язык, на уроках истории и литературы должны проходиться история республики и коми литература. Но когда я перевелся в другую школу, у меня, к сожалению, не было этого всего. Учитель должен был быть, но никто не приходил на эту ставку. На литературе с нашей учительницей мы успевали проходить только русские произведения, на зарубежные, как и на коми, не хватало времени. С историей Коми я столкнулся только в 10 классе, когда меня внезапно отправили на олимпиаду. Пришлось за сутки изучить весь учебник, который обычно проходят за несколько лет.

— А когда ты изучал историю Коми, то на какие вещи обратил больше всего внимания? На татар, например, сильно повлияло взятие Казани: многих насильно крестили, а культуры смешались.

— Сначала на коми повлияла христианизация. В 14 веке они приняли православие, хоть и с некоторым сопротивлением. Это сблизило русских и коми, позволило избежать конфликтов на религиозной почве в будущем. Дальше история была не очень насыщенной, до 20 века никаких войн здесь не было. При этом власти Российской Империи почти не обращали внимание на такой малонаселённый край. Говорят, что в Коми не было крепостного права: отчасти это так, но какие-то его формы всё равно были.

Зато 20 век очень сильно повлиял. На территории Коми проходил фронт гражданской войны. После революции появилась своя автономная область (до этого коми жили на территории 3 разных губерний), начинался культурный подъём. Но потом при Сталине в Коми появились лагеря, к тому же для добычи леса, нефти, газа, угля и других полезных ископаемых нужны были люди. Из-за этого поменялся национальный состав. В итоге сейчас считают себя коми только около четверти населения республики.

Слева — логотип Komi Daily, справа — народный орнамент

— А эта четверть населения заметна? Насколько легко почувствовать в республике другую культуру, если не брать в расчёт язык и символику?

— Я уже говорил, что элементы коми культуры можно встретить везде. И даже если люди называют себя русскими и говорят по-русски, могут использовать некоторые коми фразы в быту. А еще очень популярно слово «но». По-коми это «да». И многие употребляют его неосознанно. В некоторых районах вообще не стоит вопрос о нужности коми языка и культуры, но в больших городах (например, Сыктывкаре и Ухте) часто говорят, что коми культура — это что-то деревенское или для бабушек. Но эти люди не замечают, что эта культура их так или иначе окружает.

— Может, есть ли какая-то разница между коми и русскими в традициях? Свадьбы, похороны, свои праздники?

— Традиционные свадьбы отличаются от русских, но я пока не изучал этот вопрос подробно. С похоронами то же самое. Если говорить про праздники, то некоторые из них отмечают до сих пор. Самый яркий и масштабный — Луд. Его празднуют в Ижемском районе, где почти всё население — коми. Там можно увидеть разные традиционные элементы: костюмы, песни, танцы.

Ижемский праздник «Луд». Фото: tourism.rkomi.ru

— Как ты считаешь, что поможет популяризовать культуру среди городских? Фестивали, медиа, кино?

— В своём паблике я как раз и пытаюсь это делать. Фестивали и кино — хорошие идеи, но очень важна и их реализация. Иногда проводятся какие-то мероприятия, но они не популяризируют культуру, потому что на них приходят только «свои». А нужны масштабные проекты по разным направлениям, которые при этом будут широко распространяться в СМИ.

А если говорить про мой вклад, то я создал тест про коми язык, который прошли почти 13 тысяч человек (всего в Коми около 800 тысяч). Он сделан весело и познавательно, поэтому его проходили и школьники, и пенсионеры, и коми, и русские. И когда кто-то делится результатами этого теста, то это мотивирует других проходить его.

Тест о коми легендах

— Местные власти поддерживают коми-культуру? В Татарстане есть Tat Cult Fest, издания, ярмарки — это привлекает молодых.

— Поддерживают, но я бы не сказал, что популяризуют. Каких-либо массовых фестивалей и ярмарок нет.

Концерт Государственного ансамбля песни и танца Республики Коми «Асъя кыа». Фото: cultinfo.ru

— Еще до интервью мы обсуждали социолога Питирима Сорокина — его мать происходила из коми-зырянских крестьян. В итоге он уехал на «философском пароходе» из страны. В Коми пытаются восстановить его наследие, связаться с потомками?

— Вообще да. Сыктывкарскому государственному университету дали его имя, памятник Сорокину стоит у входа в главный корпус. Правительство республики создало центр «Наследие». Там изучают его труды, пишут и издают книги про его жизнь и творчество. Школьников и студентов тоже мотивируют исследовать работы Питирима Сорокина. Особенно это было в 2017 году, в столетие революции. Ведь он — один из главных участников тех событий — был секретарем Керенского и избранным депутатом в Учредительное собрание. А позже Питирим Сорокин написал «Социологию революции». Один из его сыновей приезжал в Россию и в частности в республику Коми.

Памятник в Сыктывкаре. Автор: Andrey Shuktomov, wikimedia

— А как сейчас люди твоего возраста относятся к республике, хотят ли уехать?

— Многие действительно уезжают, причём не только молодые люди. Не всегда это означает отказ от республики или коми идентичности. Кому-то не нравится климат, кого-то не устраивают зарплаты и перспективы, кто-то уезжает учиться. Я сам сейчас уже 3 года учусь в Санкт-Петербурге и пока не знаю, вернусь ли в Сыктывкар, чтобы там постоянно жить и работать.

— Последний вопрос. Когда ты понял свой этнос, что для тебя изменилось глобально? Нужно ли другим коми-зырянам осознавать и принимать, кто они?

— Я бы не сказал, что что-то глобально изменилось для меня. Мир не перевернулся, потому что я не ощущал себя ни коми, ни русским.

И могу сказать, что те, кто при переписи населения называет себя коми (та самая четверть), они и так осознают себя. Другая ситуация с теми, кто может считать себя русским или не определять себя (как я раньше).

Этим людям надо дать повод задуматься: «А что, если я коми?»

Когда по телевизору и в официальных СМИ говорят про «русский мир» и взывают к некой русскости, то у людей и не будет этого повода. Будто бы если ты живёшь в России, то значит ты русский. Но это не так.


Понравилась статья? Тогда поддержите нас деньгами, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. Поможет любая сумма, но для минимального гонорара требуется хотя бы 300 рублей.

Рекомендуемые статьи

Close