HJСериалы

«Последний министр»: чем российская сатира отличается от иностранной

Роман Волобуев против Армандо Ианнуччи

В России есть очевидный запрос на политический юмор, а еще больший — на политическую сатиру: практически любая шутка на телевидении, выходящая за рамки схемы «госдеп тупой, а Путин красавчик», вызывает обсуждение и становится событием в СМИ. Поэтому так много внимания к себе привлек комедийный сериал «Последний министр» Романа Волобуева. Наравне с «Домашним арестом» и «Годом культуры» проект сильно отличается от аналогичных зарубежных комедий вроде творений Армандо Ианнуччи, создателя запрещенной в России «Смерти Сталина». Разбираемся, как смеются над политикой у нас и на Западе.

Автор: Роман Божков

«Последний министр» начинается с того, что в правительстве России появляется новое лицо — министром перспективного развития становится чиновник Евгений Тихомиров. Когда-то он трудился на посту мэра небольшого городка Малая Пышма, но вследствие его руководства города не стало (подробностей не сообщают – «она утонула»). Теперь же его назначают на новый ответственный пост, а в придачу дают команду предыдущего министра. Будни «деятельного идиота», как его в первой серии характеризуют неназванные кураторы с «Площади» (видимо имеется в виду Администрация президента на Старой площади), и становятся канвой ситкома. Тихомиров выдумывает с командой громкие законопроекты, чтобы заявить о себе; пытается ужиться то с женой, то с любовницей; налаживает контакты с нерадивой дочерью, только что вернувшуюся из Лондона; ищет способы выкроить больший бюджет своему министерству.

«Последний министр». Фото: kinopoisk.ru

Это не первая попытка Романа Волобуева, бывшего кинокритика журнала «Афиша», сделать политическую комедию. Еще в 2013 году Волобуев снял для «Дождя» пилот сериала «Завтра», в котором оппозиционный либеральный кандидат внезапно побеждал на выборах и администрация новоиспеченного президента пыталась понять, что же теперь делать со свалившимся на их голову счастьем. Сериала из пилота не выросло – после него режиссер снял два полнометражных фильма (авторскую драму «Холодный фронт» и комедийный «Блокбастер», из титров последнего он попросил себя убрать после ссоры с продюсерами). И вот Волобуев, наконец, закрывает гештальт в жанре политической комедии.

Актер Ян Цапник и режиссер Роман Волобуев. Фото: kinopoisk.ru

После двух фильмов и сериала рано говорить о режиссерском стиле, но можно выделить очевидное – снимает он мамблкор с очень красивыми женщинами. Мамблкор, потому что герои его картин говорят невнятно, сбивчиво и с обилием жаргона и мата, т.е. «как в жизни». А очень красивых женщин Волобуев любит настолько, что в касте «Последнего министра», например, есть великолепные Дарья и Екатерина Носик, вся функция которых за первые пять серий ограничивается красивым стоянием в кадре. Применить их талант на менее статичные и плоские роли возможности, видимо, не нашлось, а совсем вырезать из сценария дрогнула рука.

Актрисы Дарья и Екатерина Носик. Фото: kinopoisk.ru

Армандо Ианнуччи, о котором неизбежно вспоминают все, кто начинает анализировать «Последнего министра», снял не только запрещенную в России «Смерть Сталина», но и два великих политических ситкома: «Гуща событий» (2005-2012) и «Вице-президента» (2012-2019). Первый рассказывает о работе британского правительства, а второй о судьбе американского вице-президента. В обоих сериалах речь идет об отношениях публичных политиков с коллегами и СМИ. В них уделяется минимальная роль народу и реальному эффекту постановлений и объявления войн: законопроекты пишутся пиарщиками по дороге на выступление, а номинацию на Нобелевскую премию мира можно получить одновременно с обвинением в военных преступлениях. В общем, такой извращенный вариант Realpolitik для двадцать первого века. Если посмотреть подряд оба проекта, можно увидеть различия – юмора в общем и политической сатиры в частности – в Британии и Америке.

Британская версия мрачнее и безрадостнее, в ней больше нигилизма и меньше приятных персонажей. И все же оба этих сериала об одном и том же: политика давно превратилась в пиар, страной управляют полные идиоты, а единственная причина по которой все не летит в тартарары — это чудо. Ну или сила вековых политических институтов, благодаря которым ленинский тезис о кухарке, управляющей государством, работает и на капиталистическом Западе. Победа на выборах последнего американского президента – и то что после этого выбора планета все еще цела – лишь подтверждает правоту пророческого видения Ианнуччи.

Сериал «Вице-президент» Армандо Ианнуччи. Фото kinopoisk.ru

До недавнего времени, если не считать двух «Дней выборов», ниша политической сатиры в русском кинематографе пустовала. Причины, по которым её опасались снимать, понятны: на федеральных телеканалах особенно бушует цензура с самоцензурой, риски и издержки слишком велики. Да и вообще как бы чего не вышло, в соседней стране успешный ситком помог президента сменить, с этим шутки плохи. В интернете же ситуация относительно поспокойнее – тут и поматериться можно, и обнаженку показать, и над чиновниками подшутить, в общем руки развязаны почти как у американских кабельных каналов. Поэтому в 2018 году с запуском ТНТ-PREMIER там почти сразу появилась политическая сатира – в виде сериалов «Год культуры» и «Домашний арест». «Кинопоиск» делает похожий финт и показывает «Последнего министра» — сериал, который из-за острополитической тематики вряд ли покажут по Первому, но при этом снятый на очень высоком уровне. Производством занималась продюсерская компания «Среда» Александра Цекало, снявшая главные сериальные хиты последних лет для того же Первого.

До уровня «Вице-президента» Ианнуччи «Последнему министру» далеко. Несмотря на заигрывания с эстетикой Соррентино (вступительные титры) и подмигиванием интеллигенции фейсбука (в сериале все смотрят телеканал «Дрожь» и читают материалы журналистки Герасименко), юмор «Последнего министра» не очень далеко ушел от того же «Домашнего ареста». Там мэр заставлял старого приятеля целовать его в жопу, тут Якубович после отмены запрета мата на ТВ предлагает «крутить ё***й барабан». А самое главное, что, к сожалению, для политического ситкома, «Последний министр» очень мало говорит о политике.

Однако, из того, что он все-таки говорит, вырисовывается интересная картина.

Заставка «Последнего министра» отсылает к «Молодому папе» Соррентино

Российская сериальная политическая сатира обходится с теми же вводными, что и у Ианнуччи, похожим образом. Однако она держит в кармане фигу, которая переворачивает её посыл с ног на голову. Главные персонажи «Последнего министра», также как и персонажи «Домашнего ареста» и «Года культуры», испорчены системой, но внутри остаются искренними и чувствующими. Уже во второй серии Тихомиров даёт отповедь молодым активистам на каком-то съезде местного варианта Росмолодежи, пытаясь открыть им глаза на фальшь политиканов и отговорить их от политической карьеры — речь достойная Джеффа Дэниелса в сериале «Служба новостей». Зрителям, рано или поздно, предлагают посочувствовать персонажам и простить заблудших овец, показывая трудное детство с коммуналкой («Домашний арест») и зазубриванием стихов ненавистной Агнии Барто («Последний министр», не спрашивайте), братанием с глубинным народом в лице обязательно какого-нибудь алкоголика («Домашний арест», «Год культуры»), финальным покаянием и попытками исправить содеянное («Домашний арест», «Год культуры», почти наверняка «Последний министр»).

Ианнуччи же такого в отношении своих героев себе не позволяет, они остаются профессиональными политиками и готовы цепляться за власть до самого конца. Главная героиня из «Вице-президента» по дороге к президентству теряет всех друзей и товарищей, не добивается ничего значительного и даже ее смерть не помогает попасть на первую полосу новостей, потому что умирает в один день с Томом Хэнксом — в ее истории нет катарсиса и раскаяния. Именно в этом и есть основное различие: в западных политических комедийных сериалах система не дает глупым и эгоистичным персонажам сломать все на свете, а в российских – не дает пускай глупым, но положительным персонажам исправить хоть что-нибудь.

Российские политические сериалы, и «Последний министр» в частности, отражают персонализм и зияющую пустоту на месте политических институтов в России. Понятно, что это не вина самих сериалов и их создателей, тут первична объективная существующая модель управления страной. Но зафиксировать это стоит.


Понравилась статья? Тогда поддержите нас финансово, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. Поможет любая сумма, но для минимального гонорара требуется хотя бы 300 рублей.

Рекомендуемые статьи

Close