Власти вынесли необычайно строгие приговоры одним из последних фигурантов дела о массовых беспорядках.

Дело Евгения Коваленко

Мещанский суд Москвы признал Евгения Коваленко виновным в насилии в отношении силовиков на акции протеста 27 июля и приговорил его к трем годам и шести месяцам колонии общего режима. 48-летний Коваленко – самый старший фигурант “московского дела”. Его обвинили в том, что он толкнул полицейского и бросил металлический мусорный бак в сотрудника Росгвардии.

Евгений Коваленко. Фото: Иван Водопьянов / Коммерсант

“Коваленко применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти”, – постановила судья Олеся Менделеева. Он признан виновным в двух эпизодах применения насилия в отношении представителей власти (часть 1 статьи 318 УК РФ).

Дело Коваленко суд рассмотрел за одно заседание. Гособвинитель накануне попросил приговорить его к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима.

Пять лет – максимальное наказание по этой статье. При этом прокурор Вячеслав Сизов признал, что на иждивении Коваленко больная 70-летняя мать, он ранее не был судим, имеет положительные характеристики, хронические заболевания и знак “Почетный донор”. Судья в приговоре учла эти смягчающие обстоятельства.

По версии следствия, 27 июля Коваленко на несогласованной властями акции в центре Москвы толкнул полицейского, а также бросил в сотрудника Росгвардии “металлический мусорный бак, чем причинил физическую боль и моральный вред”.

Прокурор в суде рассказывал, что Коваленко с силой толкнул обеими руками в область туловища справа полицейского Евгения Терещенко, отчего тот потерял равновесие и упал с высоты собственного роста на гранитные ступени в пешеходной зоне, испытав физическую боль (цитаты по “Медиазоне”).

Росгвардеец Салиев же, по версии следствия, почувствовал боль дважды. Первый раз, когда Коваленко схватил обеими руками его за бронежилет, резко дернул и потащил на себя (его оттащил Терещенко). Второй раз, когда снова приблизился к Салиеву и кинул в него урну, попав в область поясницы.

“Бак попал непосредственно в меня, в нижнюю часть спины”, – жаловался в суде боец Салиев.

Подсудимый признал, что кидал урну, но настаивал на том, что не собирался причинять боль.

Дело Кирилла Жукова

Евгений Разумный / Ведомости

Тверской суд Москвы приговорил одного из фигурантов дела о насилии в отношении полицейского Кирилла Жукова к трем годам колонии.

Как утверждали следователи, на митинге 27 июля он ударил в голову сотрудника Росгвардии, попытавшись сорвать с него защитный шлем, из-за чего тот испытал физическую боль. В основе его дела лежит видеозапись, на которой молодой человек касается каски омоновца, пытаясь поднять ему забрало.

Сам же Жуков утверждал, что просто трогал каску росгвардейца, пытаясь привлечь его внимание, но ударов потерпевшему не наносил.

На заседание суда поддержать Жукова пришли Владислав Барабанов, дело в отношении которого накануне прекратили, а также поэт Лев Рубинштейн, пишет “Медиазона”.

Адвокат Жукова Светлана Байтурина настаивала на том, что в материалах дела нет доказательств вины ее подзащитного, а также того, что потерпевший Аскарбек Мадреймов испытал физическую боль.

В ходе допроса он сообщил, что избежал удара из-за наличия защитного стекла. “И что явилось последствием этого? Боль, вы говорите, испытывали?”, – спросила его адвокат.

“Голова по инерции пойдет назад, лямки вдавились в подбородок, было неприятно, больно. Крепление нужно затягивать – если не затягивать, то шлем будет болтаться, а если шлем откинуть назад, то лямка передавливает подбородок”, – ответил Мадреймов (цитата по “Медиазоне”).

Жуков просил суд об условном сроке “ради матери, которая теряет здоровье из-за нервов” и своих подопечных по волонтерской работе.

В первый раз 26-летнего Жукова задержали 27 июля по административной статье. Суд оштрафовал его на 10 тысяч рублей за участие в несогласованном митинге, повлекшем помехи для движения пешеходов или транспорта.

Спустя три дня, 31 июля, за ним пришли следователи, а 17 августа ему уже предъявили обвинение в окончательной редакции, убрав из нее статью о массовых беспорядках.

Кирилл Жуков сам служил во внутренних войсках – в качестве срочника в дивизии особого назначения под Петербургом. Он работал машинистом в метро, в суде он сообщил, что зарегистрирован в Москве и сейчас официально не трудоустроен.

Свою вину Жуков не признал. Прокурор просил для него 4,5 года колонии общего режима.

Дело Константина Котова

Тверской суд Москвы приговорил активиста Константина Котова к четырем годам колонии общего режима за неоднократные нарушения закона о митингах. Котов стал вторым осужденным по статье 212.1 УК РФ, известной как “дадинская”.

“Суд установил: Котов совершил неоднократное нарушение правил проведения публичных мероприятий в течение предшествующих 180 суток”, – объявил судья Станислав Минин.

Оснований для менее строгого наказания суд не нашел. Гособвинитель просил приговорить Котова к четырем с половиной годам лишения свободы.

Дело Котова было расследовано в рекордные сроки: 13 августа ему предъявили обвинение, а уже 15-го Следственный комитет России объявил об окончании следственных действий. Рассмотрение дела в суде заняло два дня.

Люди, пришедшие на суд над Котовым, после вынесения приговора какое-то время оставались на улице и скандировали “Позор!” и “Свободу Котову”.

Как следует из материалов дела, оглашенных в суде, 2 марта Котов участвовал в акции в поддержку аспиранта МГУ Азата Мифтахова, 13 мая – в акции поддержку фигурантов дел “Сети” и “Нового величия”, 12 июня – в акции поддержку журналиста Ивана Голунова.

“Дадинская” статья, названная по имени активиста Ильдара Дадина, предусматривает уголовное наказание для тех, кто в течение полугода более двух раз привлекался по административным статьям о нарушении правил проведения акций протестов.

Кроме того, Котов 15 июля в “Фейсбуке” призывал выходить на Трубную в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму (на него составили протокол об организации несанкционированного мероприятия), а 10 августа был задержан после митинга на проспекте Сахарова.

Митинг за честные выборы, прошедший 10 августа на проспекте Сахарова, был согласован с властями. Однако прогулку в районе Китай-города, на которую после него отправились несколько сотен участников, власти сочли несанкционированной акцией. Тогда полиция задержала около 250 человек (по данным “ОВД-Инфо”), в том числе и Котова.

Защита Котова просила приобщить к материалам дела видео с камер наблюдения в районе Китай-города, доказывающих, что 10 августа он не пришел к памятнику героям Плевны вместе с другими протестующими, как утверждали полицейские, а вышел из метро. Однако судья отклонил это ходатайство.

По мнению обвинения, Котов, до этого привлекавшийся к административной ответственности, продолжил нарушать законодательство “не сделав должных выводов, презирая конституционно охраняемые ценности, демонстрируя тем самым свое пренебрежительное отношение к органам государственной власти Российской Федерации и обществу”.

Прокуратура просила приговорить Котова к четырем с половиной годам колонии общего режима. Максимальное наказание по статье – пять лет лишения свободы.

Котов свою вину не признал. “Вину свою я как не признавал, так и не признаю. Считаю, что участие в мирных акциях не является преступлением. И данное деяние не приносит вреда обществу, а приносит только пользу”, – заявил он в ходе прений в суде (цитаты по “Медиазоне”).

“Он не мог не выходить за тех людей, которым, как он считал, нужна помощь. Такие люди, как Котов, делают наше общество лучше, не позволяют ему скатиться в фашизм. Мы понимаем, что приговор уже готов. Я хочу, чтобы вы понимали, что не надо сажать человека, потому что потом некому будет выйти за вас”, – говорила в ходе прений в суде адвокат Котова Мария Эйсмонт.

“Я считаю, что судят не меня, а право на свободу слова и свободу собраний. Нет независимых партий, нет честных выборов, остается один выход – идти на улицу и там прокричать свои требования. Но даже это не разрешают. Публичные акции не согласовывают, мирный протест называют массовыми беспорядками, сотни и тысячи людей судят административно, некоторых сажают под арест”, – сказал Котов в последнем слове накануне.

Рекомендуемые статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Close