HJПолитикаСоциум

«Достало, что бьют людей на улицах»: репортаж с митинга 29 сентября

29 сентября в Москве на проспекте Сахарова прошел согласованный митинг «Отпускай» в поддержку политзаключенных — обвиняемых и уже осужденных по «московскому делу». По данным «Белого счетчика», в акции участвовало около 25,2 тысяч человек — это на 5 тысяч человек больше, чем ожидалось. Жанна Нейгебауэр  присоединилась к митингующим и написала репортаж о своих впечатлениях.

Фото: Денис Каминев / RTVI

Человек в форме останавливает девушку передо мной прямо у рамки:

— Ключи, телефоны из карманов. Теперь медленно проходите.

Девушка замедляет шаг, а человек в форме смотрит на нее и весело добавляет:

— И не забывайте улыбаться!

Девушка только мрачно зыркает на него: улыбаться в такую погоду не очень хочется. Моросит мелкий, липкий дождь, люди зябко кутаются в цветные плащи, плакаты размокают прямо в руках. Но у сцены, где уже с 14:00 начинают собираться участники, атмосфера очень теплая: играет веселая, энергичная музыка, горят цветные огни — как будто мы не на митинге, а на концерте в честь Дня города.

В этом есть доля правды: музыкальная программа действительно будет. Накануне днем издатель «Медиазоны» Петр Верзилов, один из организаторов митинга, написал, что сегодня выступят молодая группа «Хадн Дадн», открытие протестного лета, и Алексей Кортнев из «Несчастного случая» — чтобы людям всех возрастов было что послушать.

 Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Митинг действительно объединил поколения: студенты стоят рядом с пенсионерами, мужчины в кожаных косухах — с интеллигентного вида старушками и парнями в брендовых шмотках, все жмутся друг к другу, болтают, раскрывают друг над другом зонтики, стоит дождю усилиться. Кто-то обнимается, кто-то даже целуется. Пожилой мужчина в кепке помогает нескольким подросткам прямо на месте дорисовать плакат со словами «Славься, отечество …свободное?». Активисты раздают плакаты с фотографиями политзаключенных, ради которых 20 тысяч человек вышли на улицу.

В толпе ловлю девушку в ярком коралловом пальто. Ей двадцать, она студентка, учится на рекламщика, имя свое просит в статье не указывать.

— Это твой первый митинг?

— Да. Но я надеюсь сходить еще.

— А почему вышла?

— Потому что меня все достало. Достало, что людей бьют на улицах, достало, что нет права голоса и что за твит сажают на 5 лет, — она делает паузу. — Мне надоело осуждать с дивана, вот поэтому я вышла.

— То есть даже не столько за политзаключенных, сколько в целом в знак протеста?

— Да. Я на летний митинг не смогла попасть, так что теперь за все разом.

— А не боишься, что исключат?

— Очень боюсь. Но кто не рискует, тот не пьёт шампанского у бассейна, — и улыбается.

Флагов столько, что даже не видно сцену. «Солидарность» Немцова, касьяновская «Партия народной свободы», «Левый» и «Правый» фронты, молодежное движение «Весна», «Яблоко» Явлинского, «Партия перемен» Гудкова и Собчак — и, конечно, либертарианцы. Организаторы митинга стоят под черными знаменами с белой птицей «Либертарианской партии России» и бело-сине-красными триколорами с международной гадсденовской черно-желтой змеей. Группа людей перед сценой поднимает в небо картонные фигуры Анастасии Шевченко и Егора Жукова в полный рост — чтобы и они тоже поприветствовали на акции, пусть и косвенно. Старушка неподалеку предлагает стоящим рядом девушкам «Давайте покричим: «Свободу шаману!»

Баннер «Революционной партии рабочих». Фото: Елена Мухаметшина / Ведомости

Сзади напирает «Революционная партия рабочих» — они ведут себя активнее всех, растягивают огромный красный баннер с надписью «Вся власть рабочим», выкрикивают рифмованные лозунги и не замолкают даже тогда, когда на сцену выходят ведущие — журналистка «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр и главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов.

Они вызывают на сцену Юлию Галямину — одну из не допущенных кандидатов в Мосгордуму. Она говорит о политической импотенции, женщинах-заключенных («По данным Мемориала, четыре девушки считаются политическими заключенными. Это Анастасия Шевченко, Мария Дубовик, Зарифа Саутиева и Анна Павликова. Еще 13 человек сидят по религиозным причинам, 13 женщин») и о солидарности.

Юлия Галямина. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Без упоминания последней сегодня не обходится ни одной речи. Каждый, кто выходит на сцену, напоминает толпе перед сценой: мы их одолели. Наша готовность выйти на улицы ради несправедливо арестованных и осужденных, наша смелость и наше неравнодушие спасают людей. Мы уже отстояли шестерых; девятерых благодаря нам отпустили из СИЗО. Нужно помнить о политзаключенных и делать хоть что-нибудь каждый день: писать в соцсетях, рассказывать родным, друзьям, прохожим, объяснять, делиться. «Без политики никуда. Даже если вы говорите, что вне политики, эта политика приходит к вам», — напоминает Татьяна Фельгенгауэр.

Депутат петербургского Заксобрания Максим Резник обращается к москвичам «от имени жителей города над вольной Невой» и обещает: «Когда колокол зазвонит в Москве — Петербург будет с вами». И Москва, верит он, тоже будет с Петербургом, когда придет время. «Нас объединяет бесправие, в которое погрузила нас трусливая и лживая власть», — говорит он и сравнивает путинскую элиту с опричниной Ивана Грозного. А потом первым выкрикивает в толпу лозунг, который подхватывают за ним остальные выступающие: «Один за всех!» И тысячи людей с флагами и плакатами отвечают ему: «И все за одного! Россия будет свободной!»

«Вы боитесь?» — спрашивают в перерывах между выступлениями ведущие, и люди кричат: «Нет!»

Дядя сидящего в СИЗО Азата Мифтахова — аспиранта мехмата МГУ, обвиняемого в попытке поджога офиса «Единой России» — сбиваясь и извиняясь за свое волнение, рассказывает о деле своего племянника. Он вспоминает Константина Котова, который помог ему не пасть духом в трудную минуту, а сегодня тоже осужден на четыре года колонии, — толпа начинает свистеть и скандировать: «Свободу Котову! Свободу Котову!» «Если мы будем сражаться за каждого политзаключенного, мы их освободим, ребята! Рэперы помогли рэперам, журналисты — журналистам, артисты — артистам, давайте же, ученые, математики и все, кто неравнодушен, тоже поможем Азату!»

Плакат в поддержку Константина Котова. Фото: Shamil Zhumatov / REUTERS

Директор ФБК и еще один не допущенный кандидат в Мосгордуму Иван Жданов рассказывает о своей встрече с Кириллом Жуковым, получившим три года колонии за прикосновение к шлему росгвардейца, и показывает толпе бумажный стаканчик — «страшное оружие преступления, за которое можно получить от трех до восьми лет». «Мы как-то привыкли, что тридцать суток стали обычной вещью», — напоминает он о тех, кто получил сутки ареста за летние акции и все еще сидит в спецприемнике. Жданов спрашивает: «Мы защитим ФБК? Мы не дадим подонкам нас обворовывать?» и благодарит «Медиазону», «Агору» и ее главу Павла Чикова. 

Адвокат Константина Котова Мария Эйсмонт говорит о молодых, талантливых, неравнодушных студентах: «Я хочу, чтобы у молодежи в нашей стране был другой выбор: выбор между университетами, выбор между стажировками, но не выбор между вынужденной миграцией и тюрьмой!» Власть сажает тех, кому не все равно: Котов сидит по «дадинской» 212 статье, потому что не мог не выходить на улицы. Суд не принимает доказательств, не заслушивает свидетелей защиты, не смотрит видео, на котором видно, что Котов просто выходит из метро — точно так же, как он отказался ознакомиться с видео, доказывающим невиновность Павла Устинова.

Выступление группы «Хадн Дадн». Фото: Юрий Белят, «Дождь»

Потом «Хадн Дадн» поет гимн летних протестов: «Господи, какая же сегодня Москва! Хоть бы осталось и так хорошо!» Участники акции разделяются на тех, кому нравится слова и голос солистки, и тех, кто хихикает: «Вырубай! Вырубай!». Какой-то мужчина даже хмыкает: «И это — гимн? Да не дай Бог!». Но несмотря на разницу в музыкальных вкусах, митингующие остаются едины, и даже во время паузы по проспекту нет-нет да прокатывается волна голосов: «Отпускай! Один за всех — и все за одного».

Бывшие фигуранты «дела 27 июля» на митинге. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Выступают бывшие фигуранты «московского дела», которых удалось отстоять, — Даниил Конон, Владислав Барабанов, Валерий Костенок и Алексей Миняйло. Последний берет с участников акции обещание защищать «узников совести» и говорит: «Любовь сильнее страха», передавая слово Любови Соболь.  За ней выходят кандидат Максим Круглов и Алексей Кортнев с провокационными — и не очень — песнями:

«Не плачь, моя страна.

Надейся, мой народ.

Я верю, что она

Когда-нибудь дойдет.

И всполошится Царь.

И поперхнется Власть.

И людям просто в дар

Земли и денег даст.

Взойдет Любви заря,

И засмеются все.

Нельзя же, чтобы зря

Шла Саша по шоссе».

Татьяна Лазарева, Илья Азар, Алексей Навальный, либертарианец Максим Светлов — каждый говорит о своем, но вместе с тем все говорят об одном и том же: о бесконечной солидарности, сплоченности людей, вышедших защищать свои и чужие права. Сплоченности Москвы и Питера, людей разных профессий, заступающихся за коллег, и просто неравнодушных, кто не смог в этот холодный сентябрьский день сидеть дома, в тепле и безопасности, и нашел в себе силы и смелость выйти на улицу, где льет этот отвратительный мелкий дождь и вытер задувает за воротник, — выйти, несмотря ни на что. Выступающие сыплют именами, цифрами, названиями громких дел — и чем их больше, тем страшнее становится от мысли, сколько людей не смогли сегодня встать рядом с нами перед сценой, чтобы заявить о своей позиции, потому что сидят за решеткой.

Алексей Навальный. Фото: Даниил Примак

Ведущие провожают участников словами: «Пишите письма политическим заключенным. Прямо завтра вы можете прийти в суд и поддержать политзаключенных. Выходите на акции поддержки. Не дайте остаться одним тем, кого решили посадить только потому, что Бастрыкины, Золотовы, Чайки, Егоровы или Собянины решили, что это — их враги. Боритесь за них! Вы обещаете бороться?» 

Толпа повторяет заветное «Отпускай!». А я замечаю у поворота знакомое коралловое пальто.

— Ну, как?

Девушка поворачивается ко мне и улыбается:

— Аж до мурашек.

 

 

Рекомендуемые статьи

Читайте также

Close
Close