HJПсихологияСоциумФилософия

Как преподавание философии в тюрьмах может помочь избавиться от культуры мачизма

Кристин Сцифрис из Университета Манчестер Метрополитан (MMU) изучает тюремное образование. В прошлом году она провела исследование, показавшее, что преподавание философии заключенным может помочь уничтожить травмирующую культуру мачизма, на которой строится тюремное общество. 

Автор: Жанна Нейгебауэр

Философия может показаться довольно неожиданным выбором для преподавания в тюрьме. Однако работа Сцифрис показала, что этот предмет может не только помочь заключенным справиться с жизнью за решеткой, но и снизить уровень насилия и давления среди отбывающих наказание. Исследования показывают: арестанты переживают свое заключение, как бы создавая себе тюремные альтер-эго, помогающие выживать в местном обществе. Сцифрис же дала осужденным возможность сесть и обсудить философские проблемы, создав место, где они могли сбросить маски мачо и поговорить друг с другом о жизни, морали и индивидуальности.

Специалистка работала с двумя мужскими тюрьмами. В таких местах традиционно царят жестокость, угнетение и гипер-маскулинная культура мачизма. За 12 месяцев, с сентября 2016 по сентябрь 2017, в учреждениях было зарегистрировано более 28 000 нападений. Это число на 12% превышает показатель за предыдущий год. (Обновленные данные на март 2019 года свидетельствуют о 34 000 нападениях. — Прим. Hydra Journal)

Однако, как показывают отчеты о самоубийствах в Ноттингемской тюрьме, заключение опасно не только для физического, но и для психического здоровья. Статистика по самоубийствам и самоповреждениям в исправительных учреждениях затмевает данные о нападениях заключенных друг на друга. В 2016-7 было зарегистрировано более 42 000 эпизодов нанесения заключенными повреждений себе, еще 70 человек покончили с собой. (На март 2019 — 55 тысяч случаев самоповреждений и 87 самоубийств. — Прим. Hydra Journal)

Насилие и тяжелая работа

Опыт тюремного заключения — это, если забыть о высоком риске насилия, на самом деле скука и застой. Сцифрис работала с людьми, осужденными на длинные — иногда очень длинные — сроки. Участники программы рассказывали ей, как медленно тянется время за решеткой. Тяжелая монотонная, отупляющая работа и отсутствие самовыражения создают ощущение подвешенности во времени. Заключенным хочется быть не просто арестантами, не просто номерами на робах или уголовной статьей.

Тюремное общество держится на силе, авторитете и недоверии. Стремление выжить в этих условиях вынуждает людей под взглядами надзирателей притворяться мачо. Правильно ли приговаривать кого-то к тому, чтобы проводить часть жизни в месте, заставляющем притворяться подобным образом? В конце концов, эти идентичности не приводят ни к чему хорошему. Они создают новые проблемы — не только когда заключённые выходят на свободу, но и пока находятся в тюрьме. Тюрьма взращивает в людях маски, основанные на проекции физической силы. Куда лучшим вариантом было бы создать место, где арестанты могли бы быть собой, где оно осмелились бы мечтать и верить, что могут стать лучше.

Философское мышление

Рост и развитие — важная часть человеческой жизни. Образование может стать своеобразным спасательным кругом для заключенных, дать им передышку, отдых от труда и пространство для самовыражения.

Сцифрис обучала философии заключенных двух английских мужских тюрем в течение шести месяцев. Все участники исследования были приговорены к значительным срокам, некоторые — к пожизненным. Обучение заключалось в дискуссиях и развитии философского мышления. Вместо того, чтобы рассказывать об истории философии, специалистка сконцентрировалась на том, чтобы сделать философов из самих заключенных — и тем самым помочь им понять фундаментальные принципы, на которых люди основывают свои решения. Она задавала своей группе вопросы вроде: «Как можно организовать общество?», «Что означает прожить «хорошую жизнь»?» и «Что есть нравственность?».

Некоторое время спустя группы научились работать вместе, обсуждая комплексные вопросы и рефлексируя. Участники отзывались о таких обсуждениях как о «передышке от работы» и некой форме «свободы», которую больше нигде в тюрьме не найдёшь. Они оценили возможность побыть в «кругу образованных людей» и интеллектуальной обстановке. Как и на других занятиях, в классе арестанты могли — хоть ненадолго — стать философами, а не преступниками или заключенными. Иными словами, они могли показать миру другую, более позитивную сторону себя.

К концу курса Сцифрис обнаружила, что участники программы были людьми глубокомысленными, проницательными, способными вести сложные интеллектуальные дискуссии. В своих попытках найти смысл в тюремной жизни многие из них были совершенно серьёзны и участвовали в дискуссиях с искренним интересом и страстью к саморазвитию.

Решение тюремного кризиса — в том, чтобы сажать меньше людей

Исследование Сцифрис показывает, что организация открытых и лишенных соперничества обсуждений на абстрактные нейтральные темы может создать позитивное взаимодействие заключенных, взаимопонимание и определённую эмпатию. Участники проекта стали спокойнее и восприимчивее ко всему новому, научились выражать свою точку зрения без агрессии. Возможно, подобные программы действительно могут повлиять на тюремную культуру?

Если предположить, что цель исправительных учреждений — реабилитация, то можно заключить, что общество ожидает от осужденных некой трансформации. Мы, однако, помещаем их в ситуацию Уловки-22 (Ситуация, возникающая в результате логического парадокса между взаимоисключающими правилами. В этой ситуации человек, подпадающий под действие таких норм, не может их никак контролировать, так как попытка нарушить эти установки автоматически подразумевает их соблюдение. — Прим. Hydra Journal), условия которой вынуждают их надевать определенные маски, чтобы выжить. Однако рост и трансформация требуют осторожной и глубокой рефлексии, которая, выходит, должна проходить в среде, наполненной страхом, насилием и угнетением. Занятия Сцифрис были призваны противостоять атмосфере тюрьмы и создать место, где заключенные могли стать философами. Хотя бы ненадолго.

Рекомендуемые статьи

Читайте также

Close
Close