«Сказал, что я живу неправильную жизнь»: почему люди жалеют о походах к психологу

Пять историй о том, когда специалист не лечит, а калечит

Из-за пандемии ковида люди стали чаще обращаться к психологам, а уровень спроса на их услуги увеличился на 89% по сравнению с 2019 годом. Однако далеко не все пациенты остаются довольными работой специалистов.

Врачи, которые не дают рекомендаций по применению препаратов и смеются над пациентами с зависимостями, обвиняют в лени или просто советуют не нервничать и читают нотации о том, как нужно строить отношения — то с чем столкнулись героини нашего материала.

Автор: Елизавета Ивлева

«Врач не дал мне никаких рекомендаций по применению препаратов»

Оксана: В 2019 году я пошла учиться в университет, где испытывала постоянный стресс и пребывала в перманентном состоянии тревоги. Так у меня началась депрессия: меня ничего не радовало, мучила низкая самооценка — я считала себя безмозглой уродиной. Самой справиться с этим состоянием у меня не получалось, и я решила обратиться за помощью к психологу.

В моем городе Железнодорожный мало медицинских центров, которые предоставляют психологическую помощь. Среди знакомых я не стала искать специалистов, потому что был страх признаться, что мне нужен врач. Я пошла в центр, где был психолог-психотерапевт. 

Я рассказала врачу о своих проблемах, о постоянной агрессии по отношению к близким, панических атаках в университете, отсутствии желания находиться вне дома. Он мне ответил: «Ну, думаю, таблеточками будем лечиться». Никакой терапии, разговоров и работы над сознанием мне не предложили. Я начала принимать препараты. Первые две недели меня сильно тошнило. Вместе с таблетками против депрессии врач прописал мне очень сильное седативное средство и сказал принимать его, когда у меня происходят панические атаки. Я пила их почти каждый день, и у меня были провалы в памяти, заторможенность. Кроме того, мне пришлось отдавать большие деньги за это. 

Когда я пришла на прием второй раз, я рассказала о своих побочных эффектах и о том, как себя чувствую, он сказал продолжить прием препарата. Никакого отклика, никаких советов, упражнений и еще каких-то действий для борьбы с моей проблемой он мне не предложил. Я ушла в расстроенных чувствах, потому что отдавала большие деньги по сути за то, что мне пропихивают дорогие таблетки.

Причем врач даже не предупредил меня о том, что нельзя пить алкоголь — не дал никаких рекомендаций по применению.

Я, конечно, не пью каждый день, но все равно не знала, что при совмещении алкоголя с моими таблетками можно умереть. Если у человека слабый организм, и он примет антидепрессанты вместе с алкоголем, он может оказаться в морге.

«Я просто не выдержала постоянных издевок и сарказма со стороны терапевта»

Александра: Для меня ключевым фактором при выборе специалиста служит его стаж работы и хорошие отзывы клиентов. Психолога я подбирала по этому же принципу.

Я пришла к нему с неврозами и расстройством пищевого поведения. Меня определили в группу зависимых: алкоголиков, наркоманов, шопоголиков и так далее. Я думаю, что уже на этом этапе работа врача не выполнялась должным образом, так как эта группа никак не помогала бороться с моими диагнозами.

Ведущий терапевт и его помощник создали закрытую гомогенную группу. Посещения происходили два раза в неделю в течение пяти месяцев. Специалисты лишь задавали наводящие вопросы и фиксировали результаты, участники группы «лечили» себя сами: мы общались, рассказывали друг другу причины нашего поведения, зависимости.

На тот момент я не могла сделать самоанализ и сказать, какую свою проблему я компенсирую едой. Как и многие не могли точно сказать, почему пьют и делают прочие вещи.

Я сбежала, не пройдя курс до конца. Я просто не выдержала постоянных издевок и сарказма со стороны терапевта. Например, кто-то из участников с алкогольной зависимостью говорил, что пытается держаться ради своей семьи и надеется, что у него получится. Группа его поддерживала, а врач мог отпустить едкий комментарий. То же было и по отношению ко мне, когда я рассказывала группе о своих чувствах. Я говорила, что не понимаю, почему так много ем, что хочу справиться с этим.

Мой психолог говорил: «Ну так не ешьте».

Мне кажется, я ушла оттуда с еще большими проблемами. Самооценка стала падать еще сильнее. 

Почему так случилось — я не знаю. Специалист был опытным мужчиной лет 70, как принято говорить, «старой советской школы». Группу организовывала хорошая клиника, пятимесячный курс стоил 150 тысяч рублей. Мне даже пришлось брать долги, так как в начале курса осуществлялась полная оплата. 

«Психолог обвиняла меня в том, что своим страхом после того, как меня изнасиловали, я прикрываю нежелание учиться»

Виктория: Я не могла нормально жить с осознанием того, что подверглась сексуальному насилию. Я решила пойти к женщине, которая работала психологом в школе, где я училась. Мне казалось, что если я с ней предварительно знакома, это поможет мне быстрее наладить с ней контакт и решить проблему, с которой я обратилась. Сначала психолог расспросила меня о том, что я чувствую, и что конкретно произошло. 

Когда я объясняла, что мысли о произошедшем не дают мне спокойно жить — я не могу учиться и даже взаимодействовать с людьми — психолог обвиняла меня в лени и в том, что этим инцидентом я прикрываю свое нежелание учиться. 

designbundles.net

«Психолог сказал, что я живу неправильную жизнь»

Екатерина: Лет с 14 я знала, что нам с моей тревожностью надо идти к психологу. Обратилась к специалисту я только в 22 года, когда заработала достаточно денег. Меня консультировала девушка 30-ти лет, начинающий психолог. Узнала о ней по знакомству. Сессии были нелегкими, но после них было облегчение. Занималась с ней сначала по разу в неделю, потом началась поддерживающая терапия. Во время нее я поняла, что стою на месте. Обсудила это со специалистом, и мы пришли к выводу, что мне нужен психолог другого пола или с иным подходом.

Я обратилась в психологическую службу помощи по Москве. Психолог-мужчина средних лет сразу сказал, что я живу «неправильную» жизнь. Посмеялся, сказал, что при таком раскладе нечего ждать, что станет легче. Спросил, «плющит» ли меня без таблеток, и сказал, что принимать ничего не надо. Нужно просто не нервничать и все. Я чувствовала себя так, будто произошло какое-то недоразумение. Больше я к нему не ходила.

Следующий специалист, к которому я обратилась — семейный психолог лет сорока, но весьма прогрессивных взглядов. Настолько прогрессивных, что она не стала со мной работать. Сказала, что не собирается, как все психологи, копаться в моем прошлом. Ей нужно было, чтобы я сформулировала свой запрос. «Тревожность» и «наладить отношения» ее не устроили. Сказала придумать персональный запрос, не касающийся других людей, сдать анализы, походить по врачам, и только тогда обращаться к ней. После этого я чувствовала себя отвратительно, будто мои проблемы обесценили.

«Она изначально не подходила на роль моего врача, исходя их этических соображений»

Лиша: Я вступила в отношения, в которых у меня периодически случались истерики и срывы. Я не понимала, почему так себя веду. Мой парень посоветовал мне поговорить с его тетей-психологом. 

Спустя час консультации «специалист» сказала, что у меня пограничное расстройство личности, и мне нужен психиатр, соответствующее лечение (ставить уколы), после чего довольно резко сообщила о своих мыслях на мой счет. Это отвадило меня от походов к психологам на долгие годы. Я думаю, основная проблема была в том, что наблюдающим меня специалистом стала тетя парня — она изначально не подходила на роль моего врача, исходя из этических соображений, что ее, впрочем, не смущало. 

Так кто на самом деле способен вылечить пациента?

Наши героини — далеко не единственные, чье состояние ухудшилось после похода к психологу. В 2019 году «Известия» опубликовали статью о том, как советы кризисных онлайн-центров ставят под угрозу жизни обратившихся за помощью клиентов. Онлайн-психологи советуют жертвам домашнего насилия терпеть побои и менять свое поведение, чтобы не провоцировать агрессию. И хотя от таких советов больше вреда, чем пользы, эти «специалисты» продолжают работать. 

На Российском Юридическом портале сказано, что сегодня в России нет закона, регулирующего психологов в исключительной форме. Нормы действующего законодательства признают обязательным сохранение тайны консультации. Закон также регулирует несоблюдение психологом профессиональной этики и должностных обязанностей. Если психолог нарушил нормы законодательства, клиент может привлечь специалиста к уголовной, административной или гражданской ответственности.  

В Федеральном законе о психологической помощи населению сказано, что за соблюдением всех этических норм следит саморегулируемая организация психологов. Из этого следует, что деятельность таких специалистов предусматривает определенную ответственность с их стороны.

flipboard.com/@annamamwell

Как быть, если человек, обратившийся за помощью к психологу не получил того, чего он хотел, рассказал Михаил Беребин, член Этического комитета РПО: «Нужно разбираться с самим человеком, обратившимся за помощью (вдруг он хотел воскресить детей, погибших в Беслане), со специалистом (нарушил ли он нормы этики) и с процессом, который происходил между ними. Очень часто, если приходится разбираться с такими случаями, не находится оснований для принятия каких-либо мер. Этические проблемы всегда очень тонкие — когда они выносятся на обсуждение обществом, всегда есть риски фейковости, односторонности».

Как же должна выстраиваться грамотная работа психолога? «Психолог-консультант должен обладать качествами: беспристрастностью и непредвзятостью, спокойствием и уравновешенностью. Главная задача — правильно определить, в какой именно «роли» он максимально поможет клиенту, и, не сфальшивив, ее “сыграть”», — пишет доктор психологических наук Сергей Быков.

Психолог Дарья Пашкина в статье «Ответственность психолога и клиента за процесс консультирования» заявляет: «От клиента зависит только одно — способность быть честным перед психологом. Ему нужно почувствовать себя комфортно со специалистом. Не клиент решает собственные проблемы, а психолог решает его проблемы, ориентируясь на честные ответы». Психотерапевт Ольга Милорадова придерживается другой позиции. Она считает, что не стоит ожидать от психотерапевта рецепт решения проблемы: «Психотерапевтическая работа — это прежде всего ваша работа, которую ни один специалист за вас не выполнит».

Проблема ответственности специалистов еще не решена, но в связи с ростом популярности психотерапии появляется все больше вопросов о профессиональной этике психологов. И найдутся ли на них ответы — покажет время.


Понравилась статья? Тогда поддержите нас, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. 

Возможно, вас еще заинтересует:

«Ряд моих коллег скажет, что это неэтично»: как психотерапевт решил выкладывать сеансы на Ютуб

«Иногда кажется, что ты не управляешь своей жизнью». Как живут люди с биполярным расстройством

Как перестать тревожиться и начать решать проблемы

Рекомендуемые статьи

Close