HJПсихологияСоциум

«Мне сложно прожить без нового пореза»: что такое селфхарм и зачем люди занимаются самоповреждением

Селфхармом называется намеренное повреждение своего тела. Чаще всего это порезы острыми предметами, но также встречаются практики ударов по разным частям тела, ожоги кожи и вырывание волос. И хотя большинство «селф-хармеров» повреждают себя похожим образом, у каждого из них свои причины и своя история. Мы поговорили с несколькими людьми, регулярно причиняющими себе вред, а также с администратором сообщества «Типичный селф-хармер». В качестве бонуса составили подборку полезных советов по преодолению страсти к саморазрушению.

Автор: Жанна Нейгебауэр

Асуна

Асуна предпочитает не использовать свое настоящее имя. Инстаграм и канал на YouTube она ведет под этим псевдонимом, позаимствованным у героини аниме «Мастера Меча Online» — сильной, уверенной в себе и все же ранимой и чувствительной девушки. Именно эти качества Асуна ценит в людях больше всего. Ее соцсети пестрят вырезками из аниме и манги — яркие светлые тона, розово-золотые оттенки, призванные вселять надежду и поднимать настроение самой Асуне и всем посетителям ее страниц.

Асуна — администратор одного из самых крупных сообществ Вконтакте, посвященных самоповреждениям. Это слово она предпочитает англицизму «селфхарм», которое считает жаргонизмом, подходящим для разговоров с друзьями во дворе, но никак не для статьи. Однако ее группа называется именно «Типичный селф-хармер» — потому что участники должны чувствовать себя там, как в кругу приятелей, а не в жестких рамках школы или любого другого «официального» места.

Для этого сообщество и создано — Асуна признается, что идея основать группу для селф-хармеров пришла к ней, когда она сама, попав в сложную ситуацию, искала поддержку в интернете и нашла только мрачные паблики с депрессивными картинками, фотографиями вскрытых вен и грустными цитатами на английском. В них не было той теплой, дружеской атмосферы поддержки и взаимопонимания, в которой так нуждалась в то время Асуна — и, конечно, не только она. Ради нее-то она и создала собственный паблик — исключительно на русском, без пропаганды самоповреждений и суицида, с единственной целью — помочь тем, кто оказался в той же ситуации, что и она.

Асуна пережила попытку самоубийства, когда училась на последнем курсе университета в родном Новосибирске. Ее поведение с самого детства внушало родителям опасения — девочка вырывала себе брови и ресницы, втыкала в стопы булавки. Родители ругались, просили прекратить, спрашивали, зачем она это делает, и сначала не верили в реальность проблемы, но когда на первом курсе Асуна начала резать вены, постарались поддержать ее в ее борьбе всеми доступными средствами. Но это не помогло — год назад она попыталась убить себя.

Это произошло в состоянии аффекта — Асуна не помнит, что именно заставила ее так поступить, но уверена, что это была болезнь. С ней и раньше случилась подобные приступы — иногда она могла в трусах и майке выйти ночью гулять в центр города. Когда она впервые сделала санкнижку, врачи сказали, что это геберфреническая шизофрения, хотя официально в документах стоит биполярное расстройство.

Несколько месяцев Асуна пролежала в больнице, где ее первые пару недель привязывали к кровати — настолько тяжело было ее состояние: она ссорилась с другими пациентами, просила выкинуть ее вещи, рисовала зубной пастой на стенах. Ничего этого она не помнит — ей рассказали санитары. Когда она вернулась, оказалось, что ей некуда пойти — квартиру, в которой она раньше жила, отец выставил на продажу. Она уехала в Королев к своему парню — он тут же прописал ее в квартире и отвел в ЗАГС.

Из-за болезни Асуне пришлось сменить в Королеве три работы, но теперь все наладилось: у нее стабильный заработок, ее ценят как сотрудника. Она планирует выплатить с мужем кредиты за квартиру и наконец завести ребенка.

Группа Асуны «Типичный селфхармер» служит убежищем для подростков и молодых людей, занимающихся самоповреждениями. Мы поговорили с ними, чтобы выяснить, что с ними происходит и почему.

Максим

Я занимаюсь самоповреждениями с 10 лет. Режу вены, сбиваю в кровь кулаки. Я прекрасно помню самый первый случай — я тогда очень много и долго болел, месяцами лежал в больнице. Под Новый год меня выписали, я приехал домой и застал свою мать за изменой. Сделал вид, что ничего не заметил, все вроде бы улеглось, но потом обо всем узнал отец и избил маму. Я тогда был дома — так испугался, что убежал, но на улице попался толпе пьяных мужиков — они сломали мне два ребра и вывернули руку. Я потерял сознание, а очнулся снова с больнице. Отец — в милиции, мать тоже госпитализирована.

Я вернулся домой и рассек себе руку стеклом от бутылки. Было столько эмоций, я не знал, что с ними сделать, как их выплеснуть — а их надо было куда-то деть, иначе я просто не выдержал бы. И я выразил их таким способом.

Через какое-то время мать вернулась домой. Она видела, что со мной происходит, но ей было наплевать — она начала пить, пропадала из дома, я мог не видеть ее месяцами. В школе никакой поддержки не было: одноклассники меня всегда сторонились, друзей не было — максимум приятели. Мне было — да это и сейчас так — очень трудно общаться с людьми. Это отнимает много душевных сил. Я тогда боялся остаться в полном одиночестве, поэтому все время пытался подстроиться под окружающих, чтобы понравиться. Это на самом деле титанический труд — пытаешься контролировать каждое слово, каждое движение, каждую эмоцию. Пытаешься быть крайне вежливым и тактичным.

Я пытался ходить к школьному психологу, но реальной помощи от нее никакой: она прочитала мне пространную лекцию про переходный возраст, мол, это надо пережить, у всех так, первая любовь, все дела… Я отпросился в туалет и больше не приходил. Пытался обратиться к кому-то еще, но тоже безуспешно. Я сталкиваюсь с отвращением либо к другим людям, либо к себе самому — появляются мысли о том, какой я жалкий, если не справляюсь сам.

Мой единственный выход — поиск друзей. Я пытаюсь изменить круг общения, найти людей, которые меня понимают. У меня наконец-то проявились надежда и желание заняться теми делами, которые я раньше откладывал. Хобби, кстати, действительно очень помогают — рисование, например, или какая-нибудь борьба. Это отвлекает и помогает «не держать в себе».

Я пытаюсь наладить свою жизнь, чтобы в ней не осталось места селфхарму.

Кристина

В моем случае самоповреждения выражаются в порезах — это, пожалуй, самое распространенное проявление аутоагрессии. А когда под рукой нет ничего острого, а я чувствую потребность что-нибудь с собой сделать и не могу ее побороть, я бьюсь головой о стены, стою под очень холодным или горячим душем. Могу неделями не есть или изводить себя спортивными тренировками.

Это началось 3 года назад. Моя подруга вечно шутила на тему селфхарма, и я почему-то решила попробовать. У меня тогда был очень сложный период, и боль физическая действительно заглушила боль моральную.

В итоге я настолько привыкла причинить себе вред, что подсела на это, как на наркотики, — теперь мне сложно прожить без нового пореза и несколько дней. Даже если у меня в жизни при этом все хорошо. 

Думаю, дело в том, что я ненавижу себя. А что делают с тем что ненавидят? Пытаются уничтожить. Мои родители ни о чем не подозревают, только несколько самых близких друзей в курсе того, что со мной происходит. Они часто разговаривают со мной об этом, спрашивают, как дела, помогают сдерживаться. Я чувствую их заботу, и мне совестно от того, что я не могу прекратить, хотя они просят. Я действительно хочу с этим покончить, но не могу.

Конечно, я борюсь. Пью успокоительные, даже придумала собственную систему контроля числа порезов — максимум один порез за один «сеанс». Потому что если это не контролировать, можно потерять много крови.

Я считаю, обычные люди, не имеющие никакого отношения к селфхарму, могут помочь таким, как я. Наверное, даже лучше профессиональных психотерапевтов (а психологи тут и подавно бессильны). Нужно разговаривать. Много разговаривать об этом, рассказывать о своих переживаниях, о том, что заставляет так поступать, нужно делиться своими эмоциями и выплескивать их, а не держать в себе, направлять в правильное русло.

Я искренне верю, что от аутоагрессии можно вылечиться окончательно. Это будет очень трудно, но я готова к этому бою: меня поддерживает желание когда-нибудь увидеть свои руки без этих бесконечных белых полос от шрамов.

Ксения

Самоповреждения скрываются в мелочах, не только в сильных увечьях. Необязательно вскрывать себе вены, чтобы заниматься селфхармом. Я, например, начинала с незначительных, причиняющих легкий дискомфорт вещей — щепки, укусы, не более того. Но в 12 лет пошла дальше — начала резать руки. Так до сих пор и режу.

У меня тогда были проблемы с родителями. Увидев первые порезы, они накричали на меня — и никакой реальной помощи. А потом многие люди из моего окружения начали резаться за мной, говоря: «Раз тебе помогает, то поможет и мне». Потом на меня, конечно, сыпались упреки, хотя я всегда до последнего отговаривала ребят, пытавшихся последовать моему примеру. В общем, не очень-то здоровая атмосфера.

Родители были равнодушны, но многие другие пытались помочь: разговорами, ограничениями, пристальным наблюдением. Сейчас все уже смирились и относятся спокойно. Я и сама не пытаюсь с собой бороться — это просто стало частью меня. Если буду сопротивляться, то сделаю только хуже.

Почему у моих близких ничего не получилось? Потому что если человек сам не хочет меняться, то никакие усилия со стороны ему не помогут.

А шантаж, к которому многие в таких ситуациях прибегают, попытки давить на чувства — все это только провоцирует. У меня и так стресс, а тут еще вы со своими попытками.

Но это не значит, что нужно просто плюнуть на человека. Лучше мягко, без давления пытаться помочь разобраться в себе. Нужно поддерживать и окружать вниманием. Если вы чувствуете, что все вас искренне любят, будете вы себя резать? У вас хотя бы появится желание прекратить. Принуждение — самый главный враг. Если с вами не хотят разговаривать, не пытайтесь заставить.

Какое-то время я посещала психолога, но он выявил мне только булимию, поэтому полгода назад я перестала к нему ходить — прогресса никакого, деньги в трубу. Я из-за него только раздражительнее стала, как раз из-за прессинга. Я понемногу работаю с собой сама — ухожу от раздражителей, успокаиваю себя. Пытаюсь каждый день просыпаться с мыслью, что все будет хорошо.

Елена

Когда я перешла в новую школу, с коллективом сразу не заладилось. У меня тогда были проблемы с фигурой, и одноклассники, естественно, сразу к этому прицепились. Могли показать мне огромную свинью и сказать, что это я. Могли тыкать пальцем на мои бедра и кричать, что такой корове, как я, нельзя есть. И еще много подобных случаев — даже описывать не хочется. Я ни с кем не общалась, ушла в себя, судорожно начала худеть. И вот тогда — за любой срыв, любое отклонение от диеты — я начала себя резать, наказывая за слабость. И до сих пор, когда мне тяжело, я делаю с собой что-нибудь, чтобы перевести моральную боль в физическую.

Все закончилось тем, что я сказала родителям, что у меня конфликт с учителем, и они перевели меня в другое место, но ощущение того, что каждый прохожий меня осуждает, до сих пор преследует.

Часто селфхарм — только симптом какой-нибудь болезни.

Поддержка близких не помешает, но тут нужно обратиться к специалисту. Люди, не занимающиеся психологией профессионально, могут не только не помочь, но и навредить. В конце концов, они же за вас тоже волнуются, для них вся эта ситуация — тоже стресс, возможно, не меньший, чем для вас. Они и сами на нервах и могут быть не в состоянии отстраниться от своих эмоций, чтобы действовать рационально.

Впрочем, в школе у меня был только негативный опыт работы с психологом. Меня отправили к нему, заметив, что у меня проблемы, но вместо помощи я получила длинную отповедь и жалобы на то, как же женщине сложно жить в декрете. Она сказала, что все мои проблемы — это не проблемы, а так, надуманная мелочь.

Алиса

Это началось, когда мне было лет пятнадцать или четырнадцать. Постоянные ссоры с родными, переходный возраст, никакой поддержки — все это вдруг накопилось и начало переливаться через край. Однажды мне просто захотелось причинять себе вред, как бы уничтожить себя, чтобы все проблемы исчезли и больше не появлялись. В такие моменты начинаешь задумываться о суициде, но потом вспоминаешь о семье, друзьях, думаешь: «Как же так, но ведь они же меня любят». И сразу понимаешь, что надо как-то выживать.

Многие считают, что селфхарм — это обязательно попытки суицида. Но все в точности наоборот. Нанося себе вред снаружи, ты заглушаешь свою внутреннюю боль. 

Я начала с прижигания — мне казалось, что если я прижгу эту свою боль, то больше ее не почувствую. Мои ладони — напоминание о том, что со мной происходило и до сих пор происходит. На целых полгода меня вылечила — если это вообще можно вылечить — моя подруга. Она разговаривала со мной, и мне становилось легче.

Но потом начались экзамены, а вместе с ними — тройки, низкая самооценка, злые преподаватели… Обычная точилка за 10 рублей — я разбираю ее в считанные секунды и режу себя в тех местах, где никто не увидит: бедра, живот, реже руки. А впрочем, это лишние предосторожности — всем все равно.

Помогает дыхательная гимнастика: вдох-выдох, и так раз десять, пока не станет лучше. Я решила менять себя, любить себя. На моем месте может оказаться каждый. Более того, сейчас самоповреждением занимается очень много людей — вполне возможно, что и у вас есть знакомые, друзья, родственники, которые этому подвержены.

Если замечаешь у кого-то порезы — поговори. Поддержи, обнимай почаще, выясни, в чем причина. Ни в коем случае не упрекай, не тыкай в шрамы и не манипулируй. Это больно.

Что делать, если вы или ваши знакомые занимаются самоповреждениями?

Психологи советуют следующие шаги:

Если вы готовы принять чью-то помощь, чтобы справиться с желанием причинять себе вред, ваш первый шаг — довериться другому человеку. Говорить о том, что вы с таким трудом пытались спрятать, может быть страшно, но вы почувствуете облегчение, расставшись со своим секретом.

Тяжело решить, кому доверить что-то настолько личное. Ищите кого-то, кто не сплетничает и не пытается контролировать вас и ваше здоровье. Спросите себя, кто заставляет вас чувствовать себя в безопасности, нужным и важным. Это может быть друг, учитель, религиозный наставник, психолог — тот, кто несколько отстранен от ситуации и будет смотреть на нее объективно.

Рассказывая о самоповреждениях, следуйте нескольким простым советам:

Сконцентрируйтесь на своих чувствах. Важнее не то, как вы вредите себе, а в каких ситуациях, в каком эмоциональном состоянии. Это поможет лучше понять причины, по которым вы это делаете, а также почему доверяетесь именно этому человеку.

Говорите так, как вам комфортно. Если вы слишком сильно нервничаете в разговоре с глазу на глаз, напишите письмо или смску. Помните, что вы не обязаны показывать собеседнику свои шрамы или отвечать на вопросы, которые вам не нравятся.

Дайте собеседнику время подумать. Да, вам трудно открыться, но и вашему «доверенному лицу» нелегко. Особенно если отношения между вами очень близкие. Постарайтесь помнить, что шок, гнев или ужас собеседника — следствие его неравнодушия к вам. Было бы разумно заранее позаботиться о человеке, с которым вы собираетесь поделиться своим секретом, — например, распечатать ему статью о селф-харме, чтобы он смог лучше понять, о чем идет речь.

Найдите свои триггеры: обычно селфхарм — способ справиться со своими эмоциями. Подумайте, какое чувство заставляет вас вредить себе. Вам нужно чаще заниматься эмоциональной рефлексией, чтобы научиться идентифицировать свои эмоции и понимать, откуда они происходят. Доверившись кому-то, попытайтесь оставить эмоции в стороне и глубже проникнуть в причины, по которым вы причиняете себе вред.

Идея размышления о чувствах, а не подавления или выплескивания их с помощью самоповреждений, может быть пугающей. Не поддавайтесь панике: эмоции мимолетны и быстро проходят.

Найдите новые методы, с помощью которых вы можете справляться со своими эмоциями.

Если на селфхарм вас толкает боль, рисуйте, начните вести дневник, в которым будете выражать свои чувства, пишите стихи или песни, чтобы поделиться тем, что у вас на душе, слушайте музыку. Можете записать все накопившиеся негативные мысли и затем порвать бумажку.

Если самоповреждение используется как способ успокоиться, вместо этого примите ванну или горячий душ. Заведите собаку или кошку, гладьте ее, чтобы достичь умиротворения. Обернитесь теплым одеялом, сделайте себе массаж шеи, рук и ног, включите успокаивающую музыку.

Если вы причиняете себе вред, чтобы заставить себя почувствовать хоть что-нибудь, попробуйте просто позвонить другу и поговорить с ним, необязательно о селфхарме. Примите ледяной душ, приложите лед к сгибу руки или ноги, пожуйте что-нибудь, обладающее сильным вкусом, например, перец чили, листья перечной мяты или кожуру грейпфрута или зайдите в интернет-чат и найдите собеседника.

Если селфхарм для вас — это способ выплеснуть напряжение или злость, займитесь спортом, попробуйте бить матрас или боксерскую грушу, сжимать антистрессовый мячик, рвать бумагу или шуметь, например, играть на музыкальном инструменте.

Рекомендуемые статьи

Close