HJИсторияСоциум

Великие лжецы: что общего у Трампа, Путина и Тайтуса Уотса?

История не повторяется, но иногда рифмуется

Владимир Путин и Дональд Трамп вошли в историю как невероятно лукавые политики, многократно нарушавшие свои обещания и говорившие откровенную неправду. В истории сложно найти личностей, которые могли бы соревноваться с ними по количеству лжи, но нам это удалось — это известный британский мошенник Тайтус Оутс, в одиночку сфабриковавший целый заговор. Рассказываем про историю Англии второй половины 17 века, полную коварных обманов и фальсификаций:

Автор: Жанна Нейгебауэр

Тайтус Уотс

Современники дали Тайтус Оутс прозвище «Лжец». Перед тем, как его разоблачили и подвергли общественному порицанию, он успешно мутил воду в Англии в течение трех страшных лет, с 1678 по 1681. Он фактически в одиночку сфабриковал печально известный «папистский заговор», который закончился казнью 15 невиновных (в основном пэров, священников и даже архиепископов), смертью еще 7 человек в заключении, настоящим конституционным кризисом, бунтами, паникой, беспорядком в стране, растущим недоверием среди людей и религиозной ненавистью. Короче говоря, история не повторяется точь-в-точь, однако порой явно рифмуется.

Оутс родился в 1649 и к середине третьего десятка уже имел за плечами долгую историю провалов, фальсификаций и изгнаний — и чудом избегал виселицы. В юном возрасте его несколько раз исключали из разных школ — в основном за проступки, связанные с финансами — потом поступил в Кембриджский университет, откуда тоже вылетел после того, как отказался заплатить портному, шившему Оутсу пальто на заказ. Тогда он подделал документы о богословском образовании и притворился англиканским священником, однако через некоторое время был выставлен из церкви за пьянство, непристойное поведение и растрату приходского бюджета.

Оутс вернулся в отчий дом, где выдвинул ложные обвинения против местного школьного учителя, надеясь занять его место. Однако его обман был раскрыт, и Тайтус угодил в тюрьму. Оттуда ему удалось бежать в Лондон — он попал на военный корабль в качестве англиканского капеллана, но уже через несколько месяцев был пойман за «содомией», в те времена каравшейся смертной казнью. Казни он избежал благодаря церковному сану, но из Королевского флота его с позором выгнали. 

Оутс вернулся в Лондон, где опять оказался под арестом по старым обвинениям в лжесвидетельстве — и снова сбежал. После недолго пробыл англиканским капелланом, на этот раз при аристократической семье, и был уволен за «неудовлетворительное поведение». Религиозные убеждения Оутса — если таковые у него вообще имелись — остаются неясны. В какой-то момент он ненадолго стал католиком, но позднее утверждал, что сделал это, дабы, работая под прикрытием, раскрыть заговор, который ему в те годы еще предстояло придумать. Притворяясь католиком, он лестью и заискиванием пробрался еще в несколько европейских школ — только для того, чтобы снова вылететь как минимум из двух из них.

Он заявил, что получил докторскую степень в католической теологии, но долго скрывать свой обман не смог: он просто не знал латинского.

Оутс вернулся в Англию, детально продумав грандиозный заговор, якобы подготовленный в Риме для реализации английскими иезуитами. Целью заговора было убийство английского короля-протестанта Карла II. Вместе с неким Израэлем Тонгом, фанатичным приверженцем «крестовых походов» против католиков, Оутс сумел поразить множество чиновников точными деталями планирующегося покушения. Если бы первая попытка — выстрел из мушкета — провалилась, заявлял Оутс, то на короля во время прогулки по парку Сент-Джеймс напала бы команда первоклассных иезуитских ассасинов, вооруженных кинжалами длиной в фут — не говоря уже о группе ирландский «головорезов», ожидавших монарха; если бы и это не помогло, врач королевы должен был бы отравить Карла. Король колебался — во многом потому, что Оутс утверждал, будто знает Хуана Австрийского, и описывал его как «высокого и белокурого» мужчину, тогда как Карл на самом деле лично знал австрийского аристократа и помнил, что тот был невысокого роста и волосы имел темные.

Карл II, король Англии с 1660 по 1685 гг.

Тем не менее королевскому двору и обществу в целом Тайтус Оутс показался необыкновенно убедительным. Оутс дал показания о «заговоре» перед англиканским судьей Эдмундом Берри Годфри, который через месяц был убит. Оутс сразу объявил, что за это убийство ответственны католики, тем самым вызвав панику и ненависть к католикам, на волне которой Берри Годфри стал фактически протестантским мучеником. Настоящих убийц так и не нашли.

Толпа неистовствовала, сжигала чучела Папы, вламывалась в принадлежащие католикам магазины. Оутс встал во главе Королевского ополчения, которое врывалось в дома католиков, терроризировало жителей и арестовывало подозреваемых. До окончания беспорядков он успел указать королю на сотни пэров и прелатов, парламент позволил силой выдворить из Лондона католиков, чтобы те держались от города на расстоянии минимум 16 километров, возник конституционный кризис: Карл не имел законного наследника, а его брат, герцог Йоркский, был католиком — а значит, неприемлемым вариантом.

К концу первого год существования этой колоссальной мистификации Оутс стал самым популярным человеком в стране. Он наслаждался поклонением толпы и объявлял себя «Спасителем Нации». Он также принял степень доктора, утверждая, что получил ее в Саламанке, хотя никогда там не был. За государственный счет он поселился в Вайтхолле, получил славное жалованье, носил в замечательные епископские одеяния и имел личного телохранителя.

Однако в конце концов карточный домик рассыпался. Собранные против Оутса улики плюс неодобрение, с которым общество отнеслось к казни множества почтенных государственных деятелей, привели к разоблачению Тайтуса. Его обвинили в многократном лжесвидетельстве, прогнали кнутом по улицам Лондона и заключили в тюрьму до конца правления Карла.

Как же сумел этот странный мошенник, лжесвидетель-рецидивист и мастер обмана одурачить стольких людей и буквально перевернуть всю Англию? Здесь важны три фактора: личное обаяние самого Тайтуса, зарождающийся страх перед католическим меньшинством в Англии и попустительство государственных деятелей, многие из которых были образованнее Оутса, и все равно не смогли призвать его к ответу.

Оутс был одаренным оратором и очень харизматичным демагогом, искусно игравшим на эмоциях последователей. У него не было никакого источника дохода, кроме «собственного бренда», который он шлифовал при каждой возможности.

В то время католики составляли едва ли 1% населения Англии. Большинство из них хотело всего лишь исповедовать свою религию и часто делали это втайне из-за предрассудков. Тем не менее католиков боялись очень многие, порой даже собственные друзья и соседи. Во второй половине 17 века Англия все еще находилась под впечатлением от событий минувших лет, в особенности Порохового заговора 1605 года, едва не закончившегося победой мятежников. Тот заговор подготовила небольшая террористическая группа католиков, собиравшаяся взорвать протестанта Джеймса I и с ним толпу парламентариев для того, чтобы вновь обратить Англию в католичество. Помнил народ и страшное ирландское восстание 1641 года, во время которого были вырезаны практически все ирландские протестанты; Оутс и его последователи как раз использовали девиз «41-й наступит вновь». Великая лондонская чума (1665) и Великий лондонский пожар (1666) тоже подстегивали волну анти-католических слухов.

Все это дополняло воспоминание об Испанской армаде — равно как и понимание того, что протестантизм, несмотря на свой успех, географически ограничен Северной Европой, тогда как великие державы — Франция и Испания — остаются государствами католическими. Католиками были и любовница Карла, его жена и его брат. Король собирался облегчить ряд самых жестких антикатолических законов, чтобы улучшить отношения с испанским и французским престолами. Кроме того, иезуиты очень не любили Карла — хотя он совершенно точно был англиканцем — и называли, помимо прочих лестных вещей, «Черным ублюдком».

Были, наконец, и члены Парламента, духовенство, судьи, знать, которые не хотели критиковать Оутса, боясь, что враждебность толпы обратится на них; а также те, кто верил лжи Тайтуса, потому что она вписывалась в повестку подавления католиков. Таких было особенно много в недавно сформированной партии вигов. Только в 1829 году с принятием Билля об эмансипации католиков большая часть дискриминационных законов, принятых из-за пагубного влияния Тайтуса Оутса, наконец была отменена.

Сам Оутс не собирался уходить тихо: в 1699 году он демонстративно сорвал похороны женщины, запретившей ему отправлять службу по своей кончине; потом, в 1702 году, его арестовали за избиение тростью еще одной женщины. Он умер в 1705 — его позабыли и совершенно точно не оплакивали.

До Трампа и Путина уже был Тайтус Оутс — но Англия пережила его и стала великой страной. Были и другие лжецы, мошенники и по-настоящему опасные и сумасшедшие люди, сеявшие хаос и боль. Однако правдивая история Тайтуса Оутса, повергающая в ужас и праведный гнев, дает нам надежды, что и Россия тоже сможет оправиться после Сами-знаете-кого, как смогла Англия после Тайтуса Оутса.

Рекомендуемые статьи

Close