HJИнтервьюПолитика

«Преступные действия не могут быть оправданы благой целью»: грузинская эмигрантка о протестах в США

Есть ли в Америке равенство перед законом и в чем разница между расизмом в России и США

Тамар Балавадзе, журналистка и психотерапевт, переехала из Грузии в США. Вот уже одиннадцать лет она живет в Нью-Йорке и пять из них работает в медицинской клинике Гарлема, где лечатся многие афроамериканцы. Тамар рассказала, почему неоднозначно относится к движению Black Lives Matter, зачем белые американцы встают на колени и как местным чернокожим студентам нужно давать меньше правильных ответов на экзаменах.

Интервью взяла: Мэри Лепсая

– Протесты начались из-за смерти Джорджа Флойда, которого задушил полицейский. В США судьи часто оправдывают служителей порядка, убивших чернокожих во время службы. Можно ли после этого говорить о равенстве всех граждан перед законом, прописанном в Конституции?

– Я живу в Нью-Йорке с 2009 года и, честно говоря, не помню, чтобы протесты против расизма и дискриминации были такими массовыми, как в этом году. Такой разрушительной силы, такой деструкции я здесь не видела в течение 11 лет. 

Протесты в США. Фото: Ben Hendren/Anadolu Agency/Getty Images

Говорить о равенстве всех перед законом можно. С исполнением самого закона о равенстве я сталкиваюсь здесь на каждом шагу и в разных ситуациях. Однако существуют, на мой взгляд, «неписанные» законы. Во всех государственных учреждениях вы встретите представителей различных рас и национальностей, эти «равномерные пропорции» неофициально, но везде стараются соблюдать. 

Я сама лично столкнулась с некоторой «несправедливостью» в отношении «белых», как это ни парадоксально. В отношении афроамериканцев я такого не наблюдала. Ситуация, вызвавшая мое по меньшей мере недоумение, возникла в период сдачи экзамена для получения сертификата в Школе по подготовке консультантов-наркологов. Наш профессор официально проинформировала нас о существующих льготах для студентов-афроамериканцев, которым достаточно было ответить правильно на 60% экзаменационных вопросов, в то время как остальным необходимо было пройти рубеж 75%. Когда в приватной беседе я спросила, в чём дело, она ответила: «Этот закон – наш “экскьюз” за страдания, которые афроамериканцы пережили в прошлом, за наши ошибки в истории». [«экскьюз» — извинения, прим.

Я сама работаю в Гарлеме, и в нашей клинике сотрудничают представители всех народов мира: таиландка, индианка, афроамериканцы, латиноамериканцы, русские, евреи, арабы, пакистанцы, армяне, грузины. У нас замечательные дружеские отношения. У всех равные права и обязанности, и требования ко всем одинаковые.

– Вы упомянули, что протестов такого масштаба ещё не видели. Что отличает настоящие события от предыдущих?

– Вообще я человек далёкий от политики, и эти манифестации привлекли мое внимание из-за их массовости: были охвачены почти все районы Нью-Йорка, что привело к неконтролируемым беспорядкам. Даже не знаю, с чем сравнить этот «театр страстей и негодований». То, что происходило раньше, напрямую меня не касалось, но теперь ситуация коснулась всех, причем весьма ощутимо.

Тамар Балавадзе в Америке, фото из личного архива

– Чувствовали ли вы себя в безопасности на фоне происходящих событий?

– Страшно было в начале, когда я видела людей, вооруженных палками и железными дубинками. Более того, полиции не давали действовать как положено, их ограничивали.

Сейчас гораздо спокойнее, особенно в нашем районе. Недавно я прогуливалась недалеко от католического храма, в районе, где демонстранты устроили пикеты перед полицейским участком Forest Hills. На посту стояли двое полицейских: женщина-афроамериканка и мужчинасветлокожий, впрочем, как всегда. Они всегда работают в парах. Я обратилась к ним: «Good luck to you! (Удачи!)». Хотелось как-то их поддержать. Полицейские очень обрадовались, тепло поприветствовали меня в ответ! Обидно за большинство полицейских, которые добросовестно и мужественно выполняют свой долг и не скупятся на добрые слова.

Мне понравилось, как в одном телевизионном сюжете выступил руководитель Ассоциации защиты полицейских. Он сказал: «В трагический день 11 сентября, когда были разрушены башни-близнецы Всемирного Торгового Центра, мы первыми прибыли на место трагедии, многие полицейские тогда погибли, они были героями! Когда бушевал ураган “Сэнди”, полицейские спасали людей ценой своей жизни, и тогда мы тоже были героями!» А сегодня из-за преступного поведения одного полицейского всех оскорбляют и унижают, и это, конечно, несправедливо.

– Как вы думаете, происходящее сейчас – это расовые проблемы или усиливающаяся социальная напряжённость?

– Думаю, что нарочитая акцентуация расовых проблем детерминировала социальную напряженность. Одно вызвало другое, это взаимообразные процессы, и трудно сказать, что тут первично, а что вторично. Скорее всего и то, и другое имеет прямое отношение к предстоящим в Америке президентским выборам.

– Поддерживаете ли Вы движение Black Lives Matter? Нет ощущения, что протесты зашли слишком далеко?

– Правильнее сказать, что я поддерживаю справедливость, но не отношусь положительно к любым «односторонним, однобоким» движениям; для меня важна и значительна жизнь всех людей, вне зависимости от цвета кожи или национальности. Так что мне скорее близок лозунг «All lives matter». На мой взгляд, именно он по-настоящему корректный. 

Протестующие в США с лозунгом Black Lives Matter. Фото: AP Photo/Sue Ogrocki

Протесты, безусловно, зашли далеко, поскольку очень часто заканчиваются непростительными преступными действиями. Возникает ощущение, что эти манифестации не спонтанны, они как будто специально были организованы в таком масштабе изначально. Кому-то необходимо было деструктировать ситуацию в канун предвыборных баталий, перевернуть Нью-Йорк и другие крупные города – и это было сделано. Как будто есть какая-то организация, заправляющая всем этим делом. Скорее всего, это противники Трампа, которые хотят подставить ему подножку. По крайней мере, таково мое персональное мнение.

– Может ли, по-Вашему, прошлое Флойда оправдать действие полицейского? Ведь он был преступником и наркоманом.

– Ни в коем случае. Нет ничего дороже человеческой жизни. Я, как истинная христианка, считаю, что, каким бы человек ни был, его жизнь – это самое большое достояние и богатство. Жизнь каждого отдельного человека нужно уважать. Мы все созданы по образу и подобию Божьему, поэтому относиться по-другому к человеку я просто не могу, и это не обсуждается. Вспомните Мартина Лютера Кинга, который выступал за защиту гражданских прав с помощью ненасилия и гражданского неповиновения, и тактик, вдохновленных его христианскими убеждениями и ненасильственным активизмом Махатмы Ганди. 

– Похороны Флойда были помпезными: в стеклянном ящике на конной повозке, запряженной белыми лошадьми, везли золотой гроб. Что Вы думаете об этих «почестях»?

– Я бы сказала, это грандиозное поразительное безумство. Не хочется даже комментировать, не знаю, с чем это сравнить. Америка – великая, прекрасная страна, здесь масса возможностей для всех, кто сюда приезжает. И в такой момент за державу просто стыдно и обидно.

– Массовые протесты переросли в мародерство. Протестующие разрушали здания и грабили магазины. Как Вы можете это прокомментировать?

– Никакие преступные действия – грабежи, мародерство, насилие – не могут быть оправданы никакой благой целью. В преддверии всех этих событий размах коронавируса в Нью-Йорке достиг невероятных размеров. Поэтому власти, испугавшись огромной смертности, выпустили на свободу из тюрем досрочно большое количество преступников. Правонарушители, которые отбывали срок, вышли раньше времени и оказались на улицах Нью-Йорка. Большинство из них — потенциальный состав, участвовавший во всех беспорядках.

Разве можно сравнить эти бесчинства с призывами и справедливыми мирными действиями Мартина Лютера Кинга, исключительно духовного и порядочного человека, призывающего к ненасилию в борьбе за расовое равноправие? Люди, якобы выступающие за свои права, громили дорогие магазины, автосалоны. Никто не имеет право посягать на чужую собственность!

Протестующие в США. Фото: REUTERS/Dustin Chambers

– Можно ли назвать «обратным расизмом» случай, когда белые американцы встали на колени перед чернокожими и стали извиняться за годы расизма?

– Нет, это не обратный расизм, на мой взгляд, это определенного рода защитный механизм, в некоторых случаях даже «игра на публику», тактический ход или спонтанный социально-психологический приём. Я бы даже сказала, своеобразная психологическая уловка, которая лишена логики. Мне трудно анализировать ситуацию и делать научные выводы. Оценки поставит время.

– Как можно избавиться от предвзятого мышления, порождающего несправедливое отношение к людям другой расы?

– Любой стереотип «взращивается» на благодатной почве менталитета того общества, той социальной среды, в которой живет и развивается ребёнок. Это важнейший феномен социализации, через который проходит каждый. Сегодняшняя ситуация в Нью-Йорке, мне кажется, в этом отношении очень пагубна для формирования самосознания и социальной адаптации детей-афроамериканцев. Мой внук, например, очень дружил в начальной школе с одноклассниками — афроамериканцем и узбеком. Детям и в голову не приходило различать друг друга по цвету кожи. 

Происходящее сейчас – это удар по мировоззрению детей, по их психике и по системе ценностей.

Дай Бог чтобы в семьях – православных или католических – дети воспитывались в атмосфере толерантности, и все объяснялось бы адекватно, без обид и навязанной ненависти. Мы все в ответе за этих детей.

– Протесты отразились и на сфере искусства: сервис HBO временно убрал любимый многими фильм «Унесенные ветром» из каталога. Каково Ваше мнение?

– Я это никак не приемлю, так можно все фильмы убирать, а потом начнут и книги «неправильные» сжигать. Конечно, было чудовищно несправедливо, и на церемонии «Оскар» царил оголтелый расизм, когда актрису-афроамериканку Хэтти МакДэниел не допустили для вручения ей премии. Но ведь этот факт истории уже давно осудили.

Протестующие в США сносят памятник Кристофору Колумбу. Фото: Leila/Navidi Star/Tribune AP

Ещё и памятники стали сносить. Особо «раздражающие» памятники можно поставить в исторический музей, например, но разрушать — глупо и неправильно.

– Правда ли, что в США в государственную школу можно ходить только в районе проживания, что автоматически делит учебные заведения на «чёрные» и «белые»? Значит ли это, что шансы поступить в престижный университет неравны?

– Да, в Нью-Йорке так действительно было. Но в прошлом году в штате было принято решение, чтобы представители разных рас учились в адекватном пропорциональном соотношении в одной и той же школе. Наверно, решение властей штата было правильным.

Шансы поступить в престижный университет равны для всех. Занимайся, сдавай экзамены SAT и поступай куда хочешь. [SAT — стандартный тест, который необходим для поступления в колледжи и вузы США – прим.]. Более того, у афроамериканцев огромные скидки и привилегии при поступлении, только бы желание учиться не пропадало. 

– Есть ли разница в проявлении расовых предубеждений в США и в России?

– Сравнивать, конечно, сложно. Все стереотипы являются «лакмусовой бумажкой» социально-экономической и политической ситуации в каждой конкретной стране. Мое убеждение: если проявляется национализм, то это всегда показатель экономической или политической нестабильности в стране, потому что в стране, где спокойно, все относятся друг к другу как братья и сестры.

– Есть ли в США какое-то предубеждение относительно мигрантов? Можно ли сказать, что против них тоже есть своеобразный расизм?

– Предубеждений, на мой взгляд, никаких нет. По отношению к приезжим здесь не проявляют никакой дискриминации, ко всем относятся одинаково, речь не идет о нелегалах. У всех мигрантов есть право и возможность получить работу, устроить детей в школы и детские сады. Даже человек, подлежащий депортации, может спокойно переезжать из одного города в другой, и у него не проверят документов. По крайней мере, так было.

В Нью-Йорке есть два государственных госпиталя, которые окажут помощь совершенно бесплатно, любому прохожему и приезжему, у которого нет денег и тем более нет медицинской страховки.

Люди, которые нарушили закон пребывания в Америке и кого должны депортировать, все равно могут лечиться в одном из лучших госпиталей Нью-Йорка на Манхэттене совершенно бесплатно! Это истинное милосердие, заслуживающее искреннего восхищения и не укладывающееся ни в какую официальную логику.


Понравилась статья? Тогда поддержите нас деньгами, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. Поможет любая сумма, но для минимального гонорара требуется хотя бы 300 рублей.

Рекомендуемые статьи

Close