HJИнтервьюПолитика

«Деньги — это главная проблема левого движения»: молодые коммунисты о распаде СССР, оппозиции и идеальном будущем

Что такое кооперативный социализм и почему либертарианцы маскируются под левой повесткой

Социализм и коммунизм до сих пор ассоциируются с неудачным опытом Советского Союза, ГУЛАГом и очередями за продуктами. Однако эти идеи странным образом притягивают к себе все больше молодых людей — они объединяются в кружки, обсуждают Маркса и переживают за судьбу рабочего класса. Мы спросили молодых коммунистов о проблемах движения, конфликтах с либертарианцами и причинах распада СССР. 

Автор: Екатерина Самохвалова

Мария Тереза

                           Мария Тереза. Фото: личный архив

Мне 27 лет. Я окончила факультет журналистики МГУ. В будущем планирую объездить Россию для встреч с единомышленниками. 

Как приобщилась к идеям социализма и коммунизма. Я долгое время не была слишком близка к коммунистическим убеждениям. Мне казалось, что коммунизм — это что-то из серии бессмысленных красных флагов, развалившегося Советского Союза и всем надоевшего Зюганова. Примерно в подростковом возрасте я поняла, что мне больше всего близки идеи анархизма. Но после получения образования и начала моей журналистской карьеры мне показалось, что мои убеждения далеки от практической реализации. Я стала читать еще больше книг, вникать в теорию и поняла, что идеи анархии не слишком завязаны на теоретических знаниях. Тогда я начала изучать работы Маркса. Поняла, что марксизм дает ответы на те вопросы, на которые анархия ответить не может. Он объясняет, что происходит вокруг и как устроен мир.

Как воплощаю свои идеи. Я занимаюсь ютуб-каналом Station Marx. Там мы занимаемся агитацией и пропагандой. Мы опровергаем мифы о социализме и коммунизме, которые в нашем обществе очень распространены из-за государства. Также мы продвигаем актуальную повестку, объясняем различные события с точки зрения социализма. 

Мария рассказывает, зачем нужна коммунистическая партия

К нам присоединились люди из разных городов, которые захотели помочь в нашем деле. На нашем канале помощники могут одновременно и творчески реализовываться, и заниматься агитацией. Сейчас ресурс развивается как широкая площадка для демонстрации всего, что у нас сейчас есть.

Как близкие относятся к взглядам. Мои родители придерживаются коммунистических взглядов. Я с детства ходила с ними на разные демонстрации. Но так как какое-то время раньше я придерживалась анархических убеждений, мы с ними не сходились в этом. Они считают эти убеждения недостаточно теоретически обоснованными, как и я теперь. Сейчас радикальных расхождений с родителями у меня нет.  

Почему развалился СССР? Здесь не может быть одного ответа. Были экономические предпосылки. Накапливались внутренние противоречия в течение различных пятилеток. И эти проблемы не решались, а просто откладывались. Большую роль сыграло и вырождение партии, потому что объективно в период Хрущева и после него бюрократизация была налицо. На распад СССР повлияла и отмена партмаксимума — идеи, согласно которой чиновники получали плату не больше, чем 150% от зарплаты обычного сотрудника. 

Советский Союз был заложником ситуации социализма в отдельно взятой стране.

К коммунизму невозможно прийти, если режим социализма не наступает во всех странах или в большей части. И поэтому социализм в отдельно взятом государстве может держаться, но будет все время находиться под воздействием внешних врагов, что и происходило во время холодной войны. Социализм постоянно будет иметь противоречия, которые не позволят ему развиваться дальше на пути к коммунизму. Во многом и из-за этих противоречий распался Советский Союз. Тем не менее, его опыт очень ценен для анализа социалистических государств.

Как оцениваю состояние движения в России. По сравнению с тем, что было года два назад, все в разы лучше. Тогда у нас были только старые партии, которые во многом себя дискредитировали и находились в стадии разложения. Например, такая партия, как КПРФ, вообще не воспринимается всерьез среди коммунистов. Тогда же начали формироваться кружки, где люди собирались изучать теорию. И это было очень зачаточное состояние движения, так как кружки — это еще не организации. 

Пандемия коронавируса усугубила экономический кризис. Для обычных трудящихся людей сейчас жизнь станет во много раз труднее. Миллионы граждан остаются без работы. Обстановка в мире становится все хуже. Люди начинают «леветь» и ориентироваться на социал-демократические взгляды. 

В прошлом году нам удалось создать организацию «Союз марксистов». Это важный шаг на пути развития движений. Когда происходит переход от разрозненных кружков к созданию полноценной организации в более чем 30-ти городах, то это действительно прорыв. Мы объединились в кружки по всей России, потом в профсоюзные органайзеры — это те, кто помогает решать трудовые конфликты. Объединили наши СМИ, которые занимаются левой агитацией и пропагандой. На этом нельзя останавливаться, надо работать дальше.

Какой я вижу общую оппозицию. После протестов 2012-ого года на Болотной площади долгое время была стагнация. Оппозиция залечивала раны. Но спустя несколько лет движение начало оживать. Это не только социал-демократы, не только коммунисты, но и те же либералы, левые либералы, появились и либертарианцы. Интересно, к чему это приведет. 

К либертарианству я отношусь довольно скептически. Я считаю, что люди придерживаются либертарианских взглядов до тех пор, пока у них все благополучно. В основном, ее представители — это те, у кого неплохая работа, или те, у кого ее еще нет из-за молодого возраста. Идеи для них звучат хорошо и круто, «свободный рыночек», счастье, государство не нужно. Но на самом деле, все это разбивается о жестокую реальность. 

«Я не думаю, что рыночек абсолютно все порешает»: либертарианцы о личном, оппозиции и перспективах

Когда мы дебатируем с либертарианцами, то мы не получаем конкретные ответы на вопросы неравенства. Если они просто хотят, чтобы жить стало лучше тем, кто побогаче, то им нужно прикрываться словами о свободе. А по сути, у нас все равно есть те, кто занимается эксплуатацией, и те, кого эксплуатируют. И это просто так не убирается. Эксплуатация будет оставаться, потому что интересы этих классов всегда противопоставлены друг другу. 

Поэтому проблема либертарианцев в том, что они говорят очень красивые слова, которые противоречат фактам. Например, «свободный рыночек» — это вещь очень своеобразная. Он был у нас в 90-е годы и это привело к стихийно-дикому капитализму. Так что, в этом вопросе мы придерживаемся того мнения, что либертарианцы просто представляют интересы достаточно обеспеченных слоев населения.

В нынешней России власть должны брать не конкретные люди, а весь трудящийся класс. В марксистской концепции это реализуется как диктатура пролетариата. Власть должна принадлежать партии, а не конкретному человеку. Концепция элит не считается адекватной в марксизме, потому что она не отвечает на вопрос о неравноправии и классовой составляющей. Но первое, что коммунисты при власти намерены сделать — это провести национализацию, отмену кредитной амнистии и такие вещи, которые позволят простому населению жить лучше. 

Виктор Разин

Виктор Разин. Фото: личный архив

Мне 22 года. Учился в Самаре, на юриста. Отчислился по собственному желанию. Работаю в организованном с товарищами торговом предприятии. До этого работал у отца на заводе и курьером в одной из фирм-поставщиков РЖД. Мои планы на будущее неотделимы от планов коммунистических организаций, в которых я состою. Мы будем участвовать с товарищами в рабочем кооперативном движении, двигать его к социализму. Если все получится, организуем на базе нашего любительского журнала и кустарных кружков более крупное движение. 

Как приобщился к идеям социализма и коммунизма. Я заинтересовался политикой еще учась в старших классах. Это было во времена протестов 2011-12 года и революции в Украине. Тогда мы вместе с моим товарищем из Луганска начали стихийно познавать основы социализма и коммунизма и придерживались левых социал-демократических взглядов. В процессе изучения нашей темы мы читали некоторые теоретические научные работы. Сначала это были труды Александра Тарасова, потом Ленина и еще позже Маркса. Затем к нам с товарищем присоединился еще один человек, он работал в одном левом интернет-журнале. И мы начали втроем дискутировать о политике. 

Тогда же, в конце 2014-го, я чисто из интереса пошел на митинг 7 ноября. Там я познакомился с товарищами из Левого фронта. Один из них даже оказался моим однокурсником. Хотя, что забавно, до этого ни я, ни он друг друга не видели. Позже я вступил в Левый фронт, но мне это не принесло хороших эмоций. Увы, ничего из обсуждаемого на собраниях там не делалось. Как иногда говорят о нашем государстве, в России все делается для фотоотчетов. В этой организации было все то же самое. 

Впоследствии я со своими товарищами, которых постепенно становилось все больше в моем окружении, занимался изучением теории и пришел к тому, кем являюсь. Я представляю журнал «Голгофа» и ассоциацию кружков, которые существуют вокруг него. 

Как воплощаю свои идеи. Мы создали свой журнал для теоретического высказывания. Позднее выяснилось, что в крупных городах страны есть товарищи, которым интересно собираться и обсуждать вопросы из наших статей. И мы организовали еще свои кружки. На своих собраниях мы исследуем такие материалы, которые вообще практически нигде не обсуждаются. Мы разбираем работы одного из организаторов большевистской партии на равных с Лениным, Александра Богданова, работы новых левых философов Бодрийяра, Ги Дебора. Организовываем семинары по темам, которые интересуют большинство членов кружка. И кроме того, мы проводим занятия по ораторскому искусству, на которых люди учатся говорить на большую публику. 

В кружках мы говорим о кооперативном социализме. Это такая система, при которой средства производства — то есть, фабрики, заводы, сфера услуг — переходят в собственность работников, которые там трудятся. Они являются пайщиками своих предприятий, и как пайщики они имеют определенную долю на процент от прибыли данного предприятия. Они объединяются в корпорации, в которых составляют особый социальный, пенсионный фонды и т.д. для работников. И тогда они знают, на что у них уходят деньги. Не в налоги абстрактного государства, которое контролируется другими чиновниками, а в фонды конкретных корпораций. Все работники могут сами принимать решения, претендовать на прибыль. Например, люди в кооперативной корпорации условной Самары, хотят построить себе поликлинику. Хотят — и строят на свои деньги с корпоративного фонда. 

До нас о кооперативной теории практически не говорили вообще. Ни в одной левой организации. Ее пытались развивать анархисты, анархо-синдикалисты, но их кооперативная теория имеет очень слабую доказательную базу, и она вообще далека от марксизма. Также ее не рассматривали чисто государственно-капиталистические секты, которые говорили, что если все национализировать, то всем будет хорошо. В общем, типичные карикатурные коммунисты. Были еще новые левые, которые считали, что все остальные будут строить социализм, а они будут строить социализм для геев и лесбиянок. Это тоже неплохо, но не состоятельно. 

Как близкие относятся к взглядам. Все они достаточно хорошо относятся к моей деятельности. Отец — несистемный либерал. И хоть он всегда придерживается компромиссной позиции, наши с ним дискуссии о политике спокойны. Моя мать придерживается анархистских взглядов, но она никогда мне ничего не советовала читать об этом, не наставляла меня по левому пути. Со своей женой я вообще познакомился на собственной лекции в Москве в 2017 году. У нас с ней схожие взгляды, во многом поэтому и сошлись. И товарищи тоже, в основном, разделяют со мной мои убеждения.

Почему развалился СССР? Советский Союз не смог бы дальше адекватно существовать. Значительную роль в развале СССР сыграла экономическая безграмотность. Раскулачивание в 30-х годах фактически привело к уничтожению того класса, который мог кормить весь советский народ. В итоге Советское государство было вынуждено закупать на Западе продовольствие, сырье для производства. Все это привело к чудовищному кризису в середине 80-х. Обрушились цены на нефть, СССР стал вынужденно занимать средства на европейских рынках. Государство не могло погасить свой долг внутренними доходами, поскольку мы не поставляли столько сырья, сколько можно было продать на Западе и выручить из этого деньги. 

Как оцениваю состояние движения в России. Настоящее состояние коммунизма или социализма как движений в нашей стране чудовищно. Говорить о КПРФ не имеет смысла. Это главная легальная, системная социал-демократическая с патриотическим уклоном партия, которая не рассчитывает на победу в выборах с 1996-го года. Несистемные левые ужасно раздроблены. Их основная проблема в том, что у них элементарно нет денег. Нет денег на то, чтобы противостоять капиталу, который стоит за буржуазными СМИ и всеми государственными институтами. У них нет денег для эффективной самоорганизации. 

Они еще друг с другом спорят о теории. Но любая теория отходит на задний план, когда появляется серьезный практический вопрос. Допустим, где-нибудь на Метрострое в Москве возникает протест рабочих. Что сделают левые? Они придут к рабочим и скажут: «Давайте устроим настоящую забастовку!». И люди им ответят: «А жрать-то мы на что будем, когда устроим забастовку?». Сейчас неоткуда брать капитал. Члены партии если и думают об этом, то рассчитывают на легкие деньги. Из своей зарплаты не очень приятно деньги выделять, а зарабатываем мы в России мало. 

Они думают, что могут пойти к каким-нибудь фондам немецким, допустим, к Розе Люксембург или Фридриху Эберту. Там дадут им 10 тыс. евро, они на эти деньги организуют революцию. Они также рассчитывают на то, что соберут какие-то деньги с помощью взносов. Одна марксистская организация установила взнос в 200 рублей с человека в региональные ячейки. В ячейке минимум 3 человека. Из их взносов 50% ежемесячно отправляется в центр. Такие ячейки зарабатывают в месяц 12 тыс. с копейками. Даже если в них будет по 50 человек, 200 тыс. все равно не хватит на содержание адекватной крупной редакции. Или хватит на частичное обеспечение СМИ. Но тогда без денег останутся штабы. О юридической защите своих людей тоже можно будет забыть. Так, необходимых средств со взносов просто не достать.

Деньги — это главная проблема левого движения, и пока она не решится, это движение, коммунистическое или социалистическое, будет все время вертеться в каком-то таком кустарном аду.

Какой вижу общую оппозицию. Она тоже не имеет силы. Общая оппозиция опирается на какие-то чисто идеологические вещи, которые обыкновенному человеку мало интересны. Российский избиратель выбирает стабильность, потому что он заинтересован в сохранении собственности. Большинство россиян, в отличие от жителей Западной Европы или половины жителей США, являются квартирособственниками. Имея квартиру, они закрываются в своем мещанском мирке. Квартира дает иллюзию определенного достатка, это осталось еще с советских времен. Собственность на средство проживания очень сильно детерминирует мировоззрения большинства россиян. 

Коррупция, уточки, и часы патриарха — вот классический набор претензий оппозиции.

Об экономике обычно не говорят. Но тех, кто все-таки говорит, не слушают. Людям важна стабильность, которую обеспечивает застой. Власть гарантирует, то, что будет все стабильно плохо, но без больших изменений, как в Советском Союзе. Никакими проповедями об ужасном воровстве или аморальности нынешней власти эту систему не пошатнуть, потому что люди привязаны к своим экономическим интересам. Если начнется какое-то шатание, они лишатся собственности. Это их очень сильно пугает. 

К теоретикам либертарианства отношусь нейтрально. Некоторые теоретические мысли Мизеса, Хайека, Фридмана, особенно по части критики современных коммунистов, марксистов очень справедливы. А вот нынешние современные адепты либертарианской идеологии, типа Михаила Светова и Михаила Пожарского, сильно утрируют эти вещи. 

Либертарианство очень сильно зациклено на этике без увязки таких-то этических вещей и экономического детерминизма. Это крайне плохо коррелирует с реальностью. Иногда их теории могут звучать притягательно, но на деле все очень печально. 

В нынешней России, в первую очередь, я бы занялся экономикой. Изменил бы эту систему, отдал бы регионам большую часть их налогов, которую они собирают. Имея большой фонд национального благосостояния, который сейчас не тратится, можно было бы начать развитие кооперативной экономики, но исключительно за счет беспроцентных ссуд желающим кооператорам. Можно было бы провести конкурсы по выкупам предприятий работниками, опять же, за счет беспроцентной государственной ссуды или какого-либо льготного кредитования. 

Кроме того, необходимо было бы организовать какие-нибудь налоговые каникулы для этих кооператоров и ликвидировать часть банков. Президентство можно консульством заменить, ввести примерно такую же систему, как в Швейцарии, где нет президента, есть высшее правительство. Вторая палата правительства, верхняя, состоящая из 5 человек, каждая из которых сменяется каждый год. И необходимо было бы расширить власти муниципалитетов. Потом уже ввести жесткие налоги на богатство, увеличить прогрессивные налоги. Но это довольно большая тема и говорить о ней предметно — это все равно, что создавать воздушные замки.

Алла Войская

Алла Войская. Фото: личный архив

Мне 21 год. Я учусь в Литературном институте имени Горького по специальности «Литературное творчество». Пока не работаю, так как учусь на очном. Планирую закончить институт и найти работу с удобным графиком, чтобы у меня было достаточно времени на политическую и творческую деятельность.

Как приобщилась к идеям социализма и коммунизма. Социалистические идеи начали мне импонировать еще в старших классах, лет в 15-16. Но только к 19-ти годам я начала к этому серьезно относиться, изучала теорию. За все пару лет, что я занимаюсь этим, мои знания дополнялись. И я стала той, кем являюсь сейчас.

Как воплощаю свои идеи. Я занимаюсь проектом «Altleft —  альтернативные левые». Мы хотим создать движение, идущее к социализму, но выступающее альтернативой левым течениям. Наша цель — преодолеть догматизм и анализировать мир, исходя из свежих исследований и из новых теорий 20-21 века. 

Например, нам кажется важным развитие и ассимиляция феминистской теории и ее перевод на классовую почву. Не просто феминизм всех женщин, а феминизм женщин рабочего класса, которые угнетены вдвойне. С одной стороны, как рабочие по отношению к капитализму. С другой, как женщины по отношению к мужчинам. Это один из примеров того, как можно брать примерные социальные теории и ассимилировать их, дорабатывать. И на основе этого выращивать новые идейные концепции. 

Нас очень многое не устраивает в современном левом движении. Ему присуща традиция политической грубости, которая была еще у Маркса и Энгельса. Нежелание понимать своего оппонента и вежливо доказывать ему свою точку зрения. Грубое декларирование истины в последней инстанции. Мы хотим от этого отказываться. 

У нас также есть некоторые сомнения насчет основных постулатов марксизма. Например, является ли пролетариат революционным субъектом? Перед нами стоит множество вопросов, на которые пока у нас очень мало ответов. И мы пытаемся находить объяснения и преодолевать некий теоретический блок. 

Как близкие относятся к взглядам. На самом деле довольно отрицательно. С одной стороны, это люди, которые боятся перемен, передела собственности. С другой, они видят в этом реальную опасность для меня. Понятно, что условная политическая деятельность может привести к проблемам на работе, в учебе, к аресту. Близкие за меня очень сильно опасаются.

Почему развалился СССР? В России социализм так и не был построен. Существовала некая государственная форма, где рабочие фактически были отстранены от управления страной, где продолжали существовать рыночные отношения и неравенство. История такова, что попытки построения социализма в отдельно взятом государстве были обречены. Все потому, что периодически приходилось вкладывать ресурсы в оборону, в защиту. 

Декларируемой диктатуры пролетариата в Советском Союзе не было.

Вместо нее у нас была диктатура партии. Рамки советской системы мешали партии заниматься накопительством, обогащением. И СССР распался, чтобы уже окончательно прийти к рынку.

Как оцениваю состояние левого движения в нашей стране. Мои прогнозы в отношении него пессимистичны. Россия — это консервативная страна. На смену попыток игры в демократию и свободу в 90-ые, пришел неоконсервативный поворот с ориентацией на православие, на семью и прочие традиционные ценности. В обществе все еще остались определенные общественные модели вроде «мужчина должен служить в армии», «женщина — хранительница очага».

Я наблюдаю, что консерватизм очень сильно воздействует и на левое движение. Большинство людей, которые идентифицируют себя как коммунисты, являются консерваторами в той или иной степени. Например, самая известная коммунистическая партия в России — КПРФ. На самом деле, никакого отношения к коммунизму и социализму она не имеет. Это просто обыкновенная консервативная парламентская партия с красными флагами.

Если брать общее состояние движения — нет массовых лево-радикальных организаций. Большинство коммунистов погрязло в политике сталинизма, в догматизме. Сейчас популярен формат марксистских кружков, но что там изучают? Тексты 150-летней давности: Маркс, Энгельс, Ленин, максимум Троцкий или Сталин, в зависимости от конкретных политических предпочтений. Если брать Маркса и Энгельса, то они в 19-ом веке использовали передовые достижения науки и на этой основе создали свою теорию. Сейчас теорий нет. Поэтому общее теоретическое и политическое состояние коммунистов в России оставляет желать лучшего. Коммунисты — вне политики. Они находятся внутри идеологии, но в политику они не рвутся.

Какой я вижу общую оппозицию. Недовольство растет, но пока оно в большей степени имеет стихийный характер. Народ недоволен проведением пенсионной реформы, бездарной политики по предотвращению пандемии коронавируса. Его волнуют недавние изменения в Конституции и продление путинских сроков. 

У нас нет длительной традиции политического участия и политической борьбы. В СССР они были пресечены. И 30-ти лет недостаточно для того, чтобы ментальность изменилась. Не все люди для себя поняли, что если они не будут участвовать в политической борьбе, то мир вокруг не изменится. Не придет добрый царь, не подпишет добрых указов и не сделает жизнь счастливей.

Во Франции, к примеру, если правительство вводит какие-то непопулярные реформы, то народ отвечает масштабными протестами и забастовками. У нас этого, к сожалению, пока что нет. Либеральная оппозиция имеет популярность в некоторых кругах, но о широких массах пока рано говорить. 

К либертарианству отношусь сугубо отрицательно. Во многом какие-то либертарианские идеи уже были реализованы во времена диктатуры Пиночета в Чили. Во главе всего стоял рынок. Социальная и государственная поддержка индивида были задвинута на дальний план. Это привело к тому, что упали заработные платы, очень многие люди остались без работы. Фактически многие стали маргиналами, выкинутыми за борт нормальной социальной жизни. Таковы плоды либертарианских экспериментов.

Недавно известный либертарианец Евгений Чичваркин давал интервью Егору Жукову, узнику московского дела 19-ого года. Он сказал, что либертарианцы должны маскироваться под социалистов и под какой-то социалистической программой продвигать свои либертарианские идеи. Например, отменить социальных выплат и усилить влияние рынка. Я думаю, что при такой системе выживет только сильнейший. 

Евгений Чичваркин о либертарианстве для программы «Условно Ваш» 

Призыв маскироваться под социалистов очень похож на то, что сделал в Германии Гитлер. Его партия называлась национал-социалистической. В стране, разбитой и раздавленной после Первой мировой войны, он завоевал политические очки. Все это благодаря якобы социалистической маскировке, которая дала ему хороший плацдарм. 

Поэтому в либертарианстве я вижу опасность и возможное очень тревожное будущее, не только для России, но и для всего мира. 

В нынешней России я бы двигалась в сторону социалистической программы и мер построения плановой экономики. Это обобществление средств производства: всех заводов и фабрик. Но стоит отметить, что конкретные условия требуют конкретных мер. Когда большевики пришли к власти, то сначала были приняты декреты о земле и о мире. Тогда стоял вопрос крестьянства, которое находилось в бедственном положении. К тому же шла Первая мировая война, от которой все устали, и ее срочно нужно было завершить.

Поэтому если говорить о самых первых мерах, то надо учитывать, при каких обстоятельствах осуществляется приход к власти и какие у общества есть самые острые потребности. И после этого реализовывать социалистическую программу.

Илья Ярский

Илья Ярский. Фото: личный архив

Мне 24 года. Я учился в Киевском политехническом институте. Веду свой бизнес. В будущем хочу обучать людей марксизму и двигать левое движение вперед. 

Как приобщился к идеям социализма и коммунизма. Года 3-4 назад я был скорее правых взглядов. Видел в них ответы на вопросы, которые меня интересовали. Потом постепенно я исследовал тему все более глубоко, стал находить закономерности, которые опровергали правые взгляды и толкали меня в сторону левых. 

Больше всего на меня повлияла именно материализация взглядов. Во многом правые идеи строятся на идеализме. Поскольку не было причин, которые бы давали идеализму право на жизнь, то мои взгляды стали ближе материалистическому основанию. Некоторые закономерности сами выстроились в логический ряд, который привел меня к коммунизму.

Также в формировании коммунистических взглядов мне помогли блогеры. Прежде всего это Гоблин. У него на канале много хороших докладчиков, которые доходчиво объясняют коммунизм. Примерно половина людей, которые занимаются у нас в кружках, пришли к коммунизму через Гоблина.

Как воплощаю свои идеи. Я основал 15 кружков в Санкт-Петербурге. Все они предназначены для освоения марксистской теории. Мы стараемся выработать у членов кружков логический аппарат. Он позволяет им давать адекватную оценку происходящему в современности, рассуждать об этом и передавать свои знания другим. Кружки мы с сентября переформируем в курсы, где люди будут выбирать понравившиеся им дисциплины. Например, философия, политэкономия, ораторская речь, формальная логика. Подготовка людей, которые будут теоретически подкованы и будут помогать рабочим — это одна из основных задач, которая стоит сейчас перед нами.

Ютуб-канал «Вектор» — это продукт питерских кружков. Основная его цель — помощь людям, которые обучаются марксизму. Мы делимся с ними неким историческим опытом и логическим аппаратом для того, чтобы активисты смогли добиться каких-либо изменений. 

Как близкие относятся к взглядам. Нейтрально. Родители говорят мне: «занимайся,  развивайся и делай то, что тебе интересно». Но если дело доходит до спора, то начинается негатив с их стороны. Они, как представители старшего поколения, отождествляют Советский опыт с его недостатками с коммунизмом как идеей.

Почему развалился СССР? Большинство леваков спорят о том, кто сегодня пролетариат, что такое социализм, был ли социализм в СССР. У левого движения нет общепринятого ответа на все эти вопросы. В том числе, нет монолитного суждения о том, почему все-таки развалился Советский Союз. Я представляю свою позиции и позицию, которой придерживаются общественные движения, в которых я состою. Советский Союз распался из-за непреодолимого товарного производства. Также есть ряд других моментов, из-за которых развалился СССР, но об этом говорить либо долго, либо очень коротко. 

Как оцениваю настоящее состояние движения в России. Оно находится на стадии развития. Партийные структуры а-ля КПРФ, Коммунисты России и прочие существующие организации в рядах несистемных левых не признаются коммунистическими. Тот же Зюганов, активно заигрывая с религией и вообще с абсолютно не коммунистической тематикой, дискредитировал себя и всю КПРФ. Поэтому многие молодые марксисты сейчас стремятся собрать свои организации, например тот же Союз Марксистов. Он собран для того чтобы дать какую-то политическую альтернативу для молодежи. 

Я проживаю в Петербурге. Могу сказать, что год назад кружков здесь было крайне мало, штук 5-8 на весь город. Это были в основном разнородные организации древнего формата, например Революционная рабочая партия, которая существует еще с 90-х годов. Туда же относятся КПРФ, Рабочая партия России, Российская коммунистическая рабочая партия. Но весной прошлого года случился бум, и теперь в Питере около 40 кружков. Правда, я не знаю, сколько из них выживет после коронавируса. Кружки — дело временное. Они появляются и исчезают.

Производственные отношения по марксистской теории — базис общества, и они неизбежно развиваются. Если мы говорим о современности, то у нас господствуют капиталистические производственные отношения. Технологический прогресс толкает общество к увеличению прибавочного продукта, получаемого за единицу времени. Количество продукции растет непропорционально количеству потребления. Рано или поздно рынок сбыта и рынок свободных рук закончится. И в конечном счете мир окажется на той стадии, когда пролетариат будет беднеть по грубому предсказанию Маркса. Для России наступление социализма и за ним коммунизма — неизбежность. Вопрос только в том, когда и при каких условиях это произойдет. 

Илья объясняет, как устроены производственные отношения

Какой я вижу общую оппозицию. Если посмотреть в целом на оппозиционную публику, то прежде всего — это либералы, которые идут за Навальным и иже с ним. Это и либертарианцы во главе со Световым. Это и националистически настроенная публика, у которой нет явного лидера. Может, разве что, Егор Погром. И коммунисты, которые имеют ряд лидеров мнений вроде Кагарлицкого, Соркина, Двуреченского, Семина и т.д. Но единой оппозиции нет. 

Общая оппозиционная публика выступает не «за» что-то, а «против» чего-то. Она направлена скорее на то, что против Путина или против «плохого капитализма». Позиция «против» всегда зыбкая. Нет утверждения того, «за» что мы боремся.

Коммунисты, например, понимают за что они выступают. Однако при этом у них разнятся тактики. Если посмотреть на публику лево-либеральную, либертарианскую, националистическую — там нет единой повестки «за» что она хочет бороться. Есть против чего она — против Путина, опять же. Или против коррупции. Позиция «против» никогда не даст консолидировать силы. 

Сейчас вследствие коронавируса, сокращений на работах, оппозиционное движение начнет набирать обороты. Вопрос только в том, кто успеет перехватить инициативу.

Либертарианская теоретическая база для меня не является монолитной. Ключевая проблема либертарианства в том, что как и любой анархизм, оно не предполагает изменения производственных отношений. Либертарианцы видят выход в скорейшем упразднении государственных институтов. Как говорится, неизвестно, как будут работать суды при анкапе. Если говорить об этом в общих чертах, либертарианцы не учитывают факторы внешнего влияния и того, что собственные интересы никогда не будут стимулировать человека к общественно-полезным действиям. 

Тема с либертарианством — самая забавная, потому что в начале это был мем отдельных пабликов. АМДЭВС, к примеру [паблик ВКонтакте с абстрактными и постироничными мемами — прим.]. После этого он пошел в народ и люди стали воспринимать это как нечто адекватное. 

Я не фантазирую о том, что было бы при коммунизме в нынешней России. Мы просто не можем знать, что будет в тот или иной исторический момент. Ленин всегда говорил, что нужно исходить из конкретного. Не надо какие-то идеальные образы строить. Есть конкретная проблема, которая требует конкретных коммунистических решений.

Как бы мы сейчас ни фантазировали о коммунизме, и о том, как он будет построен — это все будет фантазией.

Приход к власти всегда обусловлен конкретными положениями государства, общества и отношений в нем. Ленин пришел к власти с партией большевиков во время войны. Это были те условия, под которые необходимо было подстраиваться. Идеальные формулы, которые мы сейчас можем изобрести — утопичны. Практика всегда рассудит то, как оно есть в действительности. 

Все, что мы можем делать — это понять общие логические принципы того, как будут происходить формы взаимоотношений. Основные реформы должны быть направлены на обобществление средств производства — уничтожение частной собственности — и преодоление товарного производства. Это два принципа, необходимых для построения социализма.


Понравилась статья? Тогда поддержите нас деньгами, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. Поможет любая сумма, но для минимального гонорара требуется хотя бы 300 рублей.

Тэги

Рекомендуемые статьи

Close