HJПсихология

«Ряд моих коллег скажет, что это неэтично»: как психотерапевт решил выкладывать сеансы на Ютуб

И чем гештальт-терапия отличается от психосинтеза

Дима Печкин — практикующий психотерапевт и создатель ютуб-канала «Волшебная таблетка», где он выкладывает реальные сеансы работы с клиентами. Дима рассказал о влиянии камеры на пациентов, методах лечения расстройств и способах справиться с проблемой без помощи специалиста.

Интервью взяла Диана Каримова

Расскажи, как ты пришел к психотерапии?

Я занимаюсь этим с 2011 года. Все началось с увлечения и личной необходимости. В 20 лет я чувствовал себя не очень хорошо эмоционально, морально и материально. Тогда я работал с тренерами: занимался групповой психотерапией, ходил к индивидуальному терапевту. Моя профессиональная деятельность вызрела больше из желания помочь себе самому. Начинал как индивидуальный терапевт, потом работал с семьями, а затем и с группами. Сейчас я делаю практически все, и даже веду онлайн-тренинги.

Психотерапия — интимный процесс, который обычно не выставляют на публику. Почему ты все же решил выкладывать записи сеансов на ютуб?

Я бы сказал, что это вызов. Идея пришла довольно спонтанно, но сперва я подумал, что осуществить ее сложно и практически невозможно. Здесь очень много факторов. Ряд моих коллег вообще скажет, что это неэтично. К тому же, выносить что-то на публику довольно сложно, особенно для людей с проблемами.

Поначалу мне был непонятен сам процесс и результат. Я боялся, что съемка может дать отрицательный эффект от психотерапии и не позволит довести ее до завершения.

Но после четырех записанных сеансов я увидел, что камера в ряде случаев даже усиливает эффект.

Она создает напряженную обстановку, в которой психологическая проблема клиента проявляется более остро. 

Не могу сказать, что я пионер в этом деле: подобные материалы можно найти. С другой стороны, я не видел, чтобы это было сделано с таким качеством, как у меня, то есть со съемочной группой и прочим. Было страшно начинать этот проект, потому что по натуре я консерватор и изменения меня тревожат. Но я люблю вызовы. Во мне есть такое качество, которое позволяет мне делать что-то новое, даже революционное.

Как ты находишь героев для роликов и понимаешь, готов ли человек честно рассказать о своих личных проблемах на камеру?

Герои находят меня сами. Обычно я публикую в соцсетях определенный клич, и некоторые откликаются на него. Ключевым моментом в выборе персонажа для меня является то, как он ведет себя в разговоре со мной. Если человек демонстрирует откровенность, если его проблема реальна и если он действительно хочет решить проблему, то на мой субъективный взгляд он подходит для съемок. 

Чем отличается сеанс «на камеру» от обычного сеанса? Есть ли какие-то нюансы, которые стоит учитывать при работе с клиентом в этом случае?

Во время съемок в кабинете, кроме меня и клиента, есть еще и съемочная группа. Основной нюанс в том, что у камеры садятся батареи и приходится делать регулярные перерывы. Обычная терапевтическая сессия идет без перерывов.

В первом видео ты разбираешь внутренний конфликт и подавление героем своих желаний. Ты выясняешь, что он считает правильным жить так, как говорит его дед, но сам  хочет совершенно другого. В описании к ролику ты пишешь, что работаешь в гештальт-подходе и с помощью него помогаешь герою примириться со своими желаниями и поднять самооценку. Расскажи поподробнее об этом методе. 

Гештальт-подход — это одно из самых масштабных направлений психотерапии, в нем больше 200 техник. Его «дух» отличается от обычного психоанализа. Это более динамичное и экзистенциальное направление, в чем-то даже более жесткое. Суть в том, что человек постоянно проецирует внутреннее состояние, определенную психологическую «механику» вовне, а гештальт-терапевт позволяет ему более ярко осознавать свои проекции.

В этом ролике я беру некое внутреннее содержимое героя и вовлекаю его в процесс, в котором он начинает лучше понимать себя. Он видит, что «на самом деле со мной происходит вот это, я делаю с собой вот это». Такое осознание качественно отличается от поверхностной картины восприятия себя героем. Через два месяца после съемок я звонил ему и спрашивал о его делах. Он сказал, что его жизнь существенно изменилась: он отбросил много лишнего, у него появились другие приоритеты.

Во втором видео ты работаешь над созависимыми отношениями между дочерью и матерью, которые возникли из-за проблем в семье героини. Ты разбираешься в этом вопросе с помощью концепции «Треугольник Карпмана» и логотерапии. Как такие методы привели героиню к осознанию своей проблемы? 

«Треугольник Карпмана» — очень эффективная модель. В общении друг с другом люди формируют устойчивые невротические связи, которые можно описать в виде определенных сценариев и их последствий. В этом видео моя работа помогает героине посмотреть на проблему с более рациональной и взрослой точки зрения.

 

Логотерапия позволяет взглянуть ей на свои действия как на абсолютно нелогичные и вредные. Героиня понимает, что негативный сценарий, который она проигрывает со своей мамой, приводит к негативным последствиям. Она может проявить взрослую позицию и  изменить свое поведение. Ей необходимо создать новый сценарий.

Когда я созванивался с ней, она сказала, что пересмотрела отношения с мамой и старается выйти из сложной ситуации. Здесь речь касается не только самой героини, но и ее родителей, поэтому это довольно долгий процесс.

В третьем видео — конфликт героя с матерью. Как с помощью метода психосинтеза ты работаешь над вопросом? И чем различаются ситуации героев второго и третьего сеанса?

На мой взгляд, метод психосинтеза является сочетанием гештальт-терапии и эриксоновского гипноза. Я ввожу героя в транс, и он в своем внутреннем пространстве виртуально взаимодействует с матерью.

Сам метод основан на том, что внутри человека живут разные субличности. Отношения между ними часто приводят к расщеплению и внутриличностным противоречиям. В данном случае конфликт героя с матерью — это конфликт с самим собой. Его психика сформирована матерью, то есть она как будто живет внутри него самого. Я проявляю этот конфликт и привожу героя к катарсису: он понимает, что на самом деле хочет мира, несмотря на то, что часть его обижена и жаждет войны. 

 

Герой третьего сеанса и его мать повторяют друг друга. Их конфликт основан на том, что два очень похожих друг на друга человека не могут найти общий язык и проигрывают невзрослые отношения. Героиня второго сеанса стала более взрослой, чем родитель, а родитель стал ребенком. Если в третьем видео люди стоят на одном уровне, то случай второго ролика — это своеобразный психологический «перевертыш». 

В четвертом видео ты разбираешь любовный треугольник, измену и безответную любовь. Ты обращаешь внимание на трудные отношения героини с отцом. Как они влияют на взаимодействие женщины с мужчинами? 

Неосознанно фигура отца формирует эмоциональные и сексуальные предпочтения у женщин. В этот «контейнер» помещается не только позитивная, но и негативная модель взаимодействия. 

В данном случае героиню в детстве окружали мужчины, которые игнорировали ее и сами держались на расстоянии. Возникает ощущение, что для нее мужчина привлекателен лишь тогда, когда он ее отталкивает и она ему не важна. Этот простой феномен основан на таком же простом психологическом слепке: девочка безуспешно пытается найти свое место в жизни отца, не находит его, и ситуация проецируется на ее взрослые предпочтения. 

Ты также спрашиваешь у героини про ее любимую сказку и связываешь ее сюжет с жизненным сценарием. Расскажи поподробнее о влиянии сказок на психологические установки человека.

Человеческая жизнь содержит в себе некие шаблоны, которые создают одинаковые истории. Такие истории отражаются и в творчестве людей, их восприятии мира. На основании внутренних психологических шаблонов люди создают художественные произведения, в том числе и сказки.

Это как два сообщающихся сосуда: с одной стороны, внутренние психические механизмы рождают определенное поведение, а с другой — это поведение превращается в целые истории, свойственные людям в их  массе. Поэтому каждая сказка повторяет определенный человеческий архетип. Когда мы спрашиваем человека о любимой сказке, мы проводим параллели между его архетипом и той жизненной историей, которую он, скорее всего, проиграет. Так можно быстро выяснить, какого сценария придерживается клиент и даже как закончится его жизнь. 

Я заметила, что причины проблем всех героев во взаимоотношениях с родителями. Все ли психологические проблемы начинаются в детстве? 

Психика человека как губка — она впитывает информацию. Я бы сказал, что основные, глубоко лежащие проблемы находятся в детстве и юности. Но в дальнейшем окружающая среда продолжает влиять на человека и точно никто не может сказать, что именно стало причиной расстройства.  

В роликах ты говоришь, что зритель в героях может увидеть себя и попытаться разобраться в схожем вопросе. Как ты думаешь, может ли человек справиться с подобными психологическими проблемами без помощи специалиста?

Я думаю, что зерно может упасть на благодатную почву и человек может справиться с проблемами без помощи психотерапевта. Но в этом случае должно совпасть много различных факторов. Например, человек должен дойти до крайности. 

Я уверен, что без особого накала невозможно решить любую проблему.

Сначала должно вырасти напряжение, должен зажечься внутренний огонь, который и дает энергию. Мне кажется, идея «я сам могу справиться со своими проблемами» основана на нежелании меняться, на недоверии и на ригидности, когда человек не хочет отдать часть ответственности другим людям и позволить кому-то себе помочь. Это очень жесткая и костная идея. Она здорово живет в массах, но, как живут массы, все мы знаем.

Есть стереотип, что за один сеанс очень сложно разобрать проблему и найти подходящее решение. В чем особенность твоего подхода к краткосрочной терапии?

Существуют некие полюсы психотерапии, как явления. На одном полюсе есть процессная психотерапия, а на другом — психотерапия результативная. Классический пример процессной терапии — психоанализ. Если спросить у ортодоксального психоаналитика, в чем его результат, он покрутит пальцем у виска, потому что это бесконечный процесс самопознания.

Когда обращаешься к подобному специалисту, он спрашивает, сколько человек готов работать и на протяжении какого срока. Он берется, если клиент готов работать в течение года. Если же у человека нет возможности, желания, бюджета, ортодоксальный психоаналитик не возьмется, потому что суть процесса в его длительности. В этом случае шутливо говорят: «долго и дорого». Хотя, предположительно, это и более глубоко. 

Я работаю в формате краткосрочной терапии, или результативного подхода, который ограничен 10 сессиями. Такой подход говорит о том, что со всеми травмами разобраться маловозможно. Более того, это не имеет смысла, потому что невротическая картина человека неотделима от его личности. Вместе с нашими травмами мы составляем красивую индивидуальную картинку.

Поэтому в результативном подходе мы берем только самые актуальные для человека проблемы, которые мешают ему социализироваться. Мы стараемся максимально коротко и действенно их решить. К тому же, у людей разный невротический статус: кто-то более здоровый, кто-то менее. Для тех, кто просто здоров, но невротик, краткосрочный формат подходит лучше всего. Он отвечает запросам здорового человека: не лечиться годами, а как можно быстрее разрешить свою проблему и двигаться дальше. Есть и пограничные психические расстройства: невроз, который перерастает в тяжелый невроз, а затем и в психоз. И чем ближе человек к психозу, тем меньше работает краткосрочная терапия. В любом случае, потребуется больше времени. Бытует мнение, что людям с тяжелыми психическими расстройствами психотерапия не дает окончательного результата.

Съемку я веду не больше двух часов. Это мой некий внутренний принцип. Удалось добиться результата или нет, но через два часа я завершаю процесс. Я изначально пытаюсь поместиться в сорокаминутный формат, поэтому режу моменты молчания и застывания. На мой вкус они будут менее интересны зрителю.

Российский Ютуб — все еще подростковая площадка, а значит людей, которые готовы долго и вдумчиво смотреть сорокаминутное видео, немного. Это создает проблему вовлеченности зрителя и плохо влияет на то, как Ютуб воспринимает ролик. Многие в комментариях пишут: «Блин, такое крутое видео, почему так мало просмотров»? Действительно, видео крутое, а просмотров мало, потому что это площадка, где аудитории нужна более сжатая информация. Поэтому я пытаюсь сделать видео коротким и насыщенным.

В России много людей думают, что пойти к психотерапевту – значит признать себя психически нездоровым. Как твой проект помогает поменять такую точку зрения?

Мой проект показывает людям, что среди них есть те, кто  готов не только пойти к психотерапевту, но и открыть свою проблему, поработать над ней перед глазами тысячи людей. Это ломает шаблоны тех, кто не привык обращаться за помощью к профессионалам.

Что бы ты посоветовал людям, которые впервые отважились посетить психотерапевта?

Я бы посоветовал не ограничиваться одним специалистом, а обратиться к двум или трем. Если вы хотите сделать красивую стрижку, лучше сходить к двум парикмахерам. Так и в психотерапии.

На своем сайте ты пишешь, что в условиях самоизоляции проводишь сеансы только по видеосвязи. Расскажи, чем видео-сеанс отличается от традиционного похода к психотерапевту и так же ли он эффективен?

Онлайн-встречи более комфортны для клиента: он находится в более комфортном состоянии и в ряде случаев это помогает. Но с другой стороны, терапия менее эффективна, потому что у терапевта меньше информации. Во время работы он учитывает позы, положение тела и даже дыхание клиента. Также у терапевта меньше возможности взаимодействовать с человеком.

Хотя, я читал исследования онлайн-терапии и выводы его таковы: на самом деле разница в эффективности несущественная. Например, все, что я делаю в кабинете, я могу сделать и онлайн. Точно также можно ввести человека в транс, можно снять тревожное или паническое состояние. Это новый способ, под который нужно приспосабливаться в современном мире. Но я все равно больше люблю работу в кабинете.

Будут ли новые видео и форматы на твоем канале?

Я играюсь с разными форматами. Сейчас я выкладываю новый сезон, в нем будет 6-8 видео. В них я провожу групповую консультацию. Челлендж в том, чтобы за 10-15 минут ответить на один вопрос клиента. Эти видео тоже очень показательны. Когда люди спрашивают что-то, они часто даже не осознают, на чем основаны их вопросы и в чем вообще их проблема.

После этого сезона, думаю, вернусь к прежнему формату, но тоже немного его изменю. У меня есть идея пригласить еще одного психотерапевта. Это будет сессия с одним клиентом и двумя терапевтами. 


Понравилась статья? Тогда поддержите нас финансово, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. Поможет любая сумма, но для минимального гонорара требуется хотя бы 300 рублей.

Рекомендуемые статьи

Close